О новом учебнике по истории и лозунге «Жыве Беларусь». Андрей Лазуткин ответил на вопросы Григория Азарёнка

15.09.2021 - 22:04

Новости Беларуси. Уже неделю не прекращается критика беглых и их кураторов по поводу нового учебника истории для 11 класса, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Очень уж не понравилось наследникам полицаев и коллаборантов то, что про их предков написали всю правду.

Григорий Азаренок разбирался в теме вместе с известным политологом Андреем Лазуткиным. Авторская программа «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях политолог Андрей Лазуткин. Уже неделю стоит вой, причем вой на всем континенте: от Израиля, где копались некоторые наши змагары, до Германии и даже до России, где господа Суздальцевы и прочие сходят с ума, потому что они в электронном виде читают новый учебник для 11 классов по истории Беларуси. Сейчас мы впервые представляем его нашей публике. Я так понимаю, скоро он отправится уже в школы?

О новом учебнике для 11 классов по истории Беларуси: там подробно освещен польский фактор. Это то, чего раньше не было

Андрей Лазуткин, политолог:
Григорий, мы не продаем сейчас кота в мешке. Я знаю, что вы изучили этот учебник, посмотрели его. Скажите как специалист: есть ли там бчб-плесень, национализм, может быть скрытое предательство или освещение истории с каких-то национальных позиций?

Григорий Азаренок:
Нет, наоборот, очень ярко представлена история коллаборационизма времен Великой Отечественной войны. Людям надо немножко напомнить, что происходило тогда. Учебник полностью соответствует и идеологии белорусского государства, и исторической правде.

Григорий Азаренок: они сидят часами в чатах и до хрипоты спорят, убивая самое драгоценное в жизни человека – время. Подробнее здесь.

Андрей Лазуткин:
Вы правильно сказали про войну, допустим, коллаборационизм. Там еще подробно освещен польский фактор. Это то, чего действительно раньше не было. Например, действа Райса Бурого на Белосточчине в отношении белорусов и другие моменты. Наверное, чего не хватало в наших учебниках – это, может быть, какой-то аналитики, то есть должна быть всегда кроме фактов причинно-следственная связь.

Григорий Азаренок:
А здесь на методологической основе дана и аналитика?

Некоторые акценты должны расставляться сегодня по-новому, в том числе это отношения с Польшей

Андрей Лазуткин:
Безусловно. Почему-то вызывает некую боль у наших оппозиционеров. Понятно, что, может быть, они детей не собираются учить по этому учебнику, но по крайней мере те события, которые происходили год назад, привели к определенному противодействию. Безусловно, это происходит на всех уровнях, скажем так. То, что мы наблюдаем сегодня, это оформление определенной белорусской идеологии. Конечно, учебник – это не только для 11 класса, это еще для родителей, которые тоже его, возможно, откроют, почитают, посмотрят. Потому что некоторые акценты должны расставляться сегодня уже по-новому, в том числе это отношения с Польшей.

Вы правильно сказали про войну. Понимаете, Григорий, мало просто написать, допустим, про сожженные деревни и другие вещи – это всегда было раньше. Вопрос – откуда бралась социальная база этого коллаборационизма? Нас пытаются те же оппозиционные историки убедить, что были какие-то страшные массовые репрессии, после этого белорусы начали записываться в полицаи.

Давайте посмотрим, что было до 1939 года, например. Была Западная Беларусь, где работала германская агентура, где они собирали кадры себе. И когда уже Польшу разделили, этих людей готовили Абвером, чтобы использовать уже на советской территории. Они знали местность, они знали язык, они знали населенные пункты, то есть это были отличные диверсанты. Потом, кстати, из них формировался костяк полиции минской. По сути, они были подготовлены еще за несколько лет до войны. Нам это все пытаются упрощенно излагать, если брать ту историю, которая была в 1990-е годы…

Григорий Азаренок:
Да, Президент сказал такую фразу: там, где националисты потоптались. Я помню очень хорошо – в 1990-е они там потоптались очень основательно. Приходилось разгребать это все.

Когда побед нет в реальной жизни, их ищут в прошлом, чем оппозиция всегда и занималась

Андрей Лазуткин:
Была некая версия всебелорусской истории: у нас было 300 лет войны с Москвой, и на этом основании мы делаем некие…

Григорий Азаренок:
Правда, тут здрада случилась. Недавно депутат Гончаренко украинский сказал, что в битве под Оршей победили украинцы. Я уже не знаю, как лицвины с древними украми будут делить сейчас эту великую перамогу.

Андрей Лазуткин:
Вы же понимаете, когда побед нет в реальной жизни, их надо обязательно искать в великом прошлом, чем оппозиция всегда и занималась у нас.

Григорий Азаренок:
Также большой раздел современной истории Беларуси. И тут уже не подкопаться, потому что мы все были свидетелями этой истории. Тем не менее очень сильно не понравился нашим оппонентам и этот раздел.

О лозунге «Жыве Беларусь»: когда здесь начали формировать некую администрацию оккупационную, должны быть формальные приветствия

Андрей Лазуткин:
Опять же, чтобы связать с современностью, есть некоторые оценки, того же приветствия «Жыве Беларусь», как оно использовалось еще в оккупацию. В принципе, сегодня это стало одним из лозунгов оппозиционного протеста. Проблема не в том, что мы написали какие-то вещи в учебнике и после этого приветствие стало запрещенным. Мы знаем, что был принят пакет законов о противодействии экстремизму. Вся символика, которую использовали эти формирования год назад, – неважно, это был бело-красно-белый флаг…

Григорий Азаренок:
Давайте поясним: «Жыве Беларусь» – это белорусский аналог «Хайль Гитлер».

Андрей Лазуткин:
Безусловно. Как оно вообще появилось? Когда здесь начали формировать некую администрацию оккупационную, должны быть некие формальные приветствия. Но поскольку здесь было не немецкое население, им надо было что-то придумать статусом пониже, то есть вот, пожалуйста, будет вам «Жыве Беларусь», отзыв «Жыве вечна» или «Жыве».

Григорий Азаренок:
И Янка Купала здесь ни при чем.

Андрей Лазуткин:
Понимаете, например, при Кубе эти процессы имели некий более интенсивный характер, но потом это было все свернуто, потому что даже какого-то национального государства немцы здесь не собирались строить, что-то обещать. Этих людей кинули еще тогда. Ну а сегодня мы видим, что Запад не готов тоже за них до конца вписываться или идти.

Возвращаясь к «Жыве Беларусь». Вся символика, которую год назад использовали, она признана экстремистской. Неважно, был это исторический какой-то этап и прочее. Об этом могут спорить историки, как оно было на самом деле. А реальность такова, что если сегодня вас в троллейбусе задерживают за то, что вы обмотались бело-красно-белым флагом, например, и что-то кричите, то это не потому, что такова история, а потому, что есть список символики, которая признана экстремистской, и вы совершаете пикетирование таким образом. То есть не надо путать одно и другое.

Григорий Азаренок:
В учебнике даны принципиальные оценки всем историческим событиям, особенно XX века: это и польская оккупация, это и сталинский период, на который нагромоздили очень много вранья и мифов, и всего остального. И до сих пор это делают, уже 30 лет, даже больше это продолжается, еще со времен Хрущева. И послевоенному периоду, когда в Беларуси произошло окончательное становление государственности на международной арене, и экономики, и культуры, и всего остального, и дана оценка периоду 1991-1994 годов, которую на самом деле и заслуживает.

Андрей Лазуткин:
Конечно, всегда горизонты истории постоянно отдаляются. Здесь уже есть упоминание 2020-2021 годов – Всебелорусского собрания, как оно проводилось, какие были приняты решения.

Григорий Азаренок:
Не нашлось место в учебнике такому деятелю, как Станислав Шушкевич (подробнее в видеоматериале).

Видите, крови ему захотелось. Он готов на все, он готов принести в жертву граждан нашей страны, готов уничтожить саму страну. Он готов абсолютно на все, чтобы реализовать свою давнишнюю мечту – приползти на коленях к своим хозяевам и доложить, что Беларусь к разграблению готова.

Григорий Азаренок:
После этого, я думаю, Шушкевичу место не в учебнике истории, а в уголовной хронике.

При этом учебник очень интересный, он современный, много иллюстраций, он не сухой, он написан живым языком и при этом глубокий, даны разные оценки, допустим, XIX века, тех процессов, которые происходили тогда. Ученика подталкивают к тому, чтобы думать, а это уже, так сказать, советская традиция, лучшая советская традиция. Мы создаем человека-творца, а не грамотного потребителя, правильно?

«У нас много творческой интеллигенции, только она оказывается не по правильную сторону баррикады в итоге»

Андрей Лазуткин:
Подумайте сами. Конечно, ребенок в 11 классе – кто-то, может быть, готовится к ЦТ, ему эта история просто не нужна. Но те, кто историей интересуются, кто, может быть, собираются связать с ней жизнь или просто сдает ее как выпускной экзамен, то такой ребенок почитает, его что-то заинтересует – может быть, какие-то факты, организации, события, и рано или поздно он эти факты, может быть, будет самостоятельно изучать. Конечно, можно сразу дать разные готовые оценки всему, но нельзя объять необъятное. Как вы правильно сказали, должно быть некое мышление аналитическое, критическое. Желательно выращивать не просто творческого человека – у нас много творческой интеллигенции, только она оказывается не по правильную сторону баррикады в итоге. Человек должен анализировать, думать и сопоставлять те же самые факты.

Григорий Азаренок:
При этом учебник очень богат на ссылки на литературные источники. Поэтому, уважаемые зрители, читайте, читайте много, и тогда никто не сможет вами манипулировать и выводить на улицу.

Loading...


«Местные змагары здесь пропустили конфетно-букетный период». Азарёнок об особенностях протестов в Казахстане



Уроки Казахстана. Что за новая технология цветных революций была использована в этой стране. Как можно проспать вооруженный мятеж, погромы и уничтожение собственной страны и почему то, что сделало ОДКБ, повернет всю мировую политику в другое русло?  

Авторская рубрика Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0».  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Наши некоторые визжащие свиньи, а по другому я змагаров назвать не могу, на прошлой неделе все время талдычили: хотим как в Казахстане, нужно как в Казахстане. Посмотрите: вот они, перемены, вот она, демократия, которую сюда принесли оплаченные обученные боевики, которые приехали сюда из сопредельных стран, и одурманенные местные протестующие. Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики», здравствуйте.  

Казахстан приготовили на заклание. Они учли белорусский опыт. Если у нас в самые первые дни гнойные уши Запада торчали неприкрыто – вот центр в Вильнюсе, вот центр в Варшаве, вот оружие с Украины – то там решили, что называется, не палиться. Новая цветная технология – мгновенный блицкриг без явных признаков координации. Несколько дней – и узловое государство Средней Азии пало бы.  

Григорий Азаренок:  
Напомню, западные политики заявляли, что казахи имеют право на мирные митинги. Можете посмотреть на результат этих мирных митингов. Желаю вам, уважаемые европейские политики, чтобы каждый ваш парламент испытал нечто похожее на эти «мирные» митинги.  

Похожую картинку я видел только из 1993 года из расстрелянного Дома советов. Еще одно белое здание полностью разрушено, сожжено актом «демократии». Как тогда США это поддержали и благословили, назвав все демократичным, мирным и правильным, так и сейчас. Вот она, демократия: это гарь, копоть, отрезанные головы, смерть, отсутствие нормальной жизни, многомиллиардные убытки и так далее. Кушайте. Особенность цветной революции в Казахстане в том, что местные змагары здесь пропустили конфетно-букетный период и сразу перешли к жесткому противостоянию. Разрушены банкомат, здесь везде были выбиты стекла. Сейчас все закрыто досками. Все разгромлено. Но, кстати, одно интересное наблюдение: не разрушен, не захвачен ни один книжный магазин. Потому что им там нечего брать, этим свободным людям, европейцам, просвещенным, которые хотят как в Норвегии, Швеции, демократии. Книжные магазины их не интересовали, их интересовали виноводочные, оружие, алкоголь, продовольственные магазины, бытовая техника и так далее. Вот что интересует «светлых» лиц «невероятной» демократии Казахстана.  

Первый урок Казахстана. Бесчинства начались после того, как правоохранители не стали подавлять мятеж. Приказа не было. Ребята стояли без оружия, когда их избивали цепями, забрасывали камнями, срывали погоны и ставили на колени. Санкций, что ли, боялись? Результат секундной нерешительности – катастрофа.  

Гладкая об обстановке в Алматы во время протестов – читайте здесь.  

Поэтому мятеж надо подавлять в эту же секунду. Быстро. Уверяю вас, любое поветрие митинга в любой точке Беларуси теперь будет, скажем профессионально, купировано. Предельно быстро. Любыми средствами. Нет той цены, которая дороже жизни тысяч людей и существования государства.  

А знаете, что еще я там увидел? То, чего вы боитесь как огня. То, что холодным потом снится американским дельцам и церэушникам всех мастей. Правильно. Советский Союз. Я его там увидел. В одном строю белорус, русский, казах, армянин, киргиз. Живая Евразия дала отпор атлантической интервенции.  

Что белорусским миротворцам говорили военные Казахстана – читайте здесь.  

Тут недавно некий Столтенберг разинул ляпу и посмел ляпнуть такое, что я удивляюсь, как журналисты не швырнули в него штативом. НАТО, мол, везде проводило только миротворческие операции. А Югославия распалась... Ну, сама как-то распалась. Так вот, что называется, почувствуйте разницу. Как приходят демократические миротворцы – страны исчезают с карты мира и лица земли, а население сокращается на несколько миллионов. А вот в Казахстан впервые пришли другие миротворцы. И стоило им только прилететь, планы врага рухнули. Страна спасена.  

И там, в степях Казахстана, все знали, что дома их ждет Отец. Который каждый день думал об этих сотнях своих детей. Они не подвели его. Работа у них такая.  

Лукашенко: за ваши головы там готовы были заплатить тысячи долларов – читайте здесь.