Андрей Лазуткин: вы видели, как Шкляров оценивает санкции? И это не БТ, не СТВ. Санкции неэффективны

01.11.2021 - 18:22

Новости Беларуси. В Гомеле несколько месяцев идет закрытый суд по делу Сергея Тихановского и сформированной им группы. Однако на скамье подсудимых оказались далеко не все – некоторые фигуранты находятся за границей, где охотно раздают интервью и пишут статьи, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Зачастую такая информация из СМИ помогает следователям пролить свет не только на события августа 2020 года, но и на вероятные планы иностранных центров.   

Подробности у Андрея Лазуткина.  

Андрей Лазуткин, политолог:  
Есть мнение, что у Азаренка какие-то очень плохие, оскорбительные передачи. Многие просто не видели, что до выборов снимал наш замечательный Сергей Тихановский.  

А сейчас мы попробуем взять интервью у наших чиновников. Простите, вы прикорытник? Все-таки некоторые из них тянутся к нашему каналу и хотят уже говорить.  

Андрей Лазуткин:  
Такое, конечно, никого не оскорбляет, и это мы в упор не видим. Но интересны не сами ролики, а кто руководил действиями Тихановского, то есть придумал стратегию агрессивной избирательной кампании.  

И из нашего поля зрения как-то незаслуженно исчез Виталий Шкляров. Политтехнолог, которого, напомню, отпустили по личному звонку госсекретаря США. Сегодня он на свободе, но почти нигде не появляется. А ведь главный вопрос, на который так никто и не ответил, – что в штабе Тихановского делал человек с американским диппаспортом. Вот что он рассказывает о своем чудесном освобождении.  

Повторюсь, если бы это было недоразумение, или, как сотрудники Госдепа и дипломаты подозревали, что сейчас пройдут выборы, собственно, с послом потом приносили такие депеши – вот, пройдут выборы, и тебя выпустят. Конечно же, это все было просто догадками и ожиданием. Большую роль сыграли и журналисты, и общественность в России, Украине, Германии, Польше, США. Большую роль сыграли дипломаты и Госдеп, и Белый дом, в частности, по личной инициативе Трампа, господина Помпео. Но, повторюсь, если бы не было желания Лукашенко, то меня бы не выпустили все-таки. Он выпустил не на день, не через день после выборов, не через месяц. Продлил дважды мой арест. До сих пор мое дело не закрыто. Хотя я знаю лично от господина бывшего госсекретаря, что ему это обещал Лукашенко в телефонном разговоре, что закроет уголовное дело, закончит преследование. Этого не случилось. Я думаю, без желания, какого-то интереса Лукашенко меня бы не выпустили.  
– То, что дали американцы...  
– Не знаю, не могу сказать. Даже если мог, не сказал бы.  

Андрей Лазуткин:  
Конечно, тема скользкая, и вы слышали, как он отвечает: «Не знаю, не могу сказать». Я с ним лично не общался, но в целом виден хороший специалист. Так какова была его роль?  

Вся цветная революция имела два этапа. Весь публичный мусор, типа блогеров, Латушко, Вячорки, которые сегодня вещают от имени протеста, они вылезли уже во время мирных гуляний. А вот эти товарищи, которые по-русски говорят с легким акцентом, они работали на подготовку первой, самой опасной фазы. Это раскачка перед выборами – примерно три месяца, а затем массовые беспорядки. Все, потом они уже не нужны. И там, в этой первой фазе, тоже было разделение труда. Шкляров отвечал за избирательную кампанию. Он профессионал именно в выборах. А другие профессионалы обеспечили нам три дня беспорядков во всех областных центрах, чего в нашей истории вообще никогда не было.  

Андрей Лазуткин:  
И все фишки кампании Тихановского – очереди, Telegram-каналы в регионах, блог с оскорблениями, тапок, таракан – после его посадки женское трио, потом образ слабой женщины, которая борется с диктатурой и становится сильной – это все придумано при участии Шклярова. Но вы же в ответе за то, что вы создали? Год спустя протест развален, и гражданин Эггерт из Deutsche Welle по-простому спрашивает: «А что Тихановской делать дальше?»  

Быть постоянным символом очень трудно. Как вы считаете, даже может как политконсультанта вас спрошу: что нужно делать в этой ситуации ей?  

Тяжелый вопрос. Я как раз попытался 9 августа, в годовщину выборов, написать как манифест и опубликовал эту статью. Мне кажется, сейчас нужно лечить, объединять нацию, потому что нация очень радикализирована, разрознена. До сих пор есть приверженцы или, скажем, люди, которые не то что поддерживают Лукашенко, которые боятся перемен. Их можно понять. Мне кажется, нужно клеить эту разбитую вазу и лечить, объединять нацию. Она как женщина, как мать, практически президент это может и умеет. Это во-первых. Во-вторых, нужно продолжать ту активность за рубежом и быть лицом новой Беларуси или будущей Беларуси, Беларуси будущего. Останется она в политике или нет, но  показывать, что Беларусь будет другой в обозримом будущем, неважно, когда. В-третьих, мне кажется, достойно создавать конкуренцию на медийном поле действующему, хоть и нелегальному, незаконно избранному Президенту. Потому что репрессивная машина, машина пропаганды сильна, и нужен противовес. И мне кажется, только офис Тихановской, пару еще оставшихся изданий, в частности Deutsche Welle, помогают этому. Это очень важно.  

Андрей Лазуткин:  
Действительно, куда мы без Deutsche Welle. Но давайте пройдемся по ответам. Во-первых, надо объединять нацию. Вроде бы 2021-й и так объявлен Годом народного единства. Но есть нюанс. Им надо противопоставить себя ужасной агрессивной власти. Мы такие хорошие и мирные, то есть у Тихановской остается образ такой доброй мамки в Литве. Хотя с территории Украины нас одновременно учат, как собирать взрывные устройства – мы это тоже уже показывали.  

И поскольку они пока проиграли, в их интересах начать некие переговоры. И, вы не поверите, от их хозяев постоянно идут сигналы. Мол, давайте соберем наших и ваших экспертов за круглым столом, устроим дискуссию, уберем ужасного Азаренка, вернем в правительство либералов и реформаторов, а потом за это мы вам организуем диалог с Западом.  

Андрей Лазуткин:  
Их реальная цель – надо затянуть время. И спасти те структуры, которые у них остались. Например, какие-то группы в государственных органах, которые сейчас сидят тихо. Но сидят. И поскольку протестов больше не будет, вот этих своих надо каким-то образом тянуть вперед. Мы все это уже проходили. Можно вспомнить того же Латушко, как у него замечательно шла карьера. Только нужен не один такой Латушко, а штук десять. Вот над этим они и будут работать ближайшие 10 лет. А то, что там они кого-то лечат из Вильнюса, объединяют – переводим на русский. Есть некая группа за рубежом, и ближайшие годы им ничего не светит, никакой власти. Но их надо продолжать кормить. Для чего? Чтобы вести информационное противоборство.  

Кстати, вы видели, Шкляров говорит, что государственная пропаганда достаточно эффективна. Спасибо, мы услышали. Из его уст это звучит даже как комплимент. И вот еще один интересный момент, где Шклярова просят рассказать о Лукашенко.  

Пообщавшись с Лукашенко, чего он боится по-настоящему? Санкций он боится? Начнем с этого. Ему вредят санкции Евросоюза, США?  

Этот человек, мне кажется, я повторюсь, мне кажется, достаточно сильно боится многого. Сила его исходит не от того, что он крутой или умный. Его сила – это безвыходность. Даже если вы маленький добрый пудель, загоняют в угол, в предсмертной агонии вы будете кусать и громко гавкать. Нет у человека выхода. И я думаю, что в этом его сила, потому что это уже не про выборы, это не про демократию либо какую-то резолюцию ОБСЕ. Это смерть или жизнь. Это дает человеку совсем другую силу и другую перспективу взгляда на то, что он делал. Лукашенко санкции до фени – извините за мой жаргон.  

Андрей Лазуткин:  
Очень глубокие ответы. С учетом того, что обкатывался, по крайней мере на уровне договоренностей, даже вариант с убийством, они прекрасно понимают, что это не вопрос выборов. Это вопрос жизни и смерти, и они сами перевели Лукашенко в эту плоскость. И вы видели, как Шкляров оценивает санкции. Это не БТ, не СТВ, это Deutsche Welle. Санкции неэффективны и мало на что повлияют – вот вам честная оценка.  

Ну, а теперь главный вопрос. За какие деньги человек, пусть не с мировым именем, но из первого эшелона политтехнологов СНГ и с американским дипломатическим паспортом, согласится работать на какого-то парня из Гомеля и снимать ему видео про свиней? Причем не просто консультировать удаленно, а сидеть в Гомеле и выполнять оперативное руководство, то есть корректировать ход кампании. Кто его нанял? Кто платил ему зарплату? Почему за него просил целый госсекретарь США, да еще по личной просьбе Трампа?  

Андрей Лазуткин:  
Ведь, чтобы пойти на такое, с возможной посадкой, надо либо быть дураком (но он явно не дурак), либо получить за это хорошие деньги. И, что немаловажно, гарантии от американских организаций, что его не бросят и вытащат в случае чего. И его вытащили.  

Андрей Лазуткин:  
Чтобы вы понимали. Как раз с такими людьми и работает Госдепартамент, а через Госдепартамент – ЦРУ. Это отличный специалист, и он стоит в самом верху цепочки. А уже дальше работают штаб, областные координаторы, сборщики подписей, пиарщики, редакторы Telegram-каналов. Никакие црушники не будут с ними всеми контактировать. Им достаточно работать с одним человеком – организатором, а он уже налаживает работу всей сети. И так работает любая разведка в любой стране. Это не кино, это жизнь, хотя, казалось бы, для Беларуси это все необычно.  

А сегодня, как видите, Шкляров сидит без работы. Он провален. Скорее всего, у американцев он проходил полиграф. Но они не могут быть уверены до конца, что именно он сообщил нам и какие контакты раскрыл. Поэтому он и сидит в веселой майке, но с грустным лицом.

С вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».  

Loading...


«Назарбаев должен уйти, это всё из-за него». Андрей Лазуткин рассуждает о причинах протестов в Казахстане



Новости Беларуси. Сложная картина событий в Казахстане пока не проясняется. Политологи высказывают самые разные мнения, и мы попытались выяснить, кому выгодна та или иная точка зрения. Об этом рассказали в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

О том, какие силы стоят за протестами – в материале моего коллеги Андрея Лазуткина.  

Андрей Лазуткин, политолог:  
Чем дальше события, тем больше новых версий. Самая популярная – это была игра Токаева против Назарбаева. То есть мародеров и уголовников якобы организовал местный комитет безопасности, чтобы очернить мирные протесты. А в это время снайперы Путина стреляли по казахам, чтобы быстрее ввести войска ОДКБ. Это примерно то, что пишет западная и не только пресса.  

Зачем это нужно? Страна получила удар, но в прямом бою «стенка на стенку» устояла. А теперь надо расколоть правящую группу и попробовать продвинуть своих людей. Момент удобный, сейчас никто никому не доверяет. И, видимо, самое главное – это вбить клин между Токаевым и Назарбаевым. Ну и, конечно, кадрово ослабить КНБ – главную спецслужбу.  

Андрей Лазуткин:  
И я думаю, не просто так наш Президент звонил именно Назарбаеву. Это сигнал для всего СНГ и тех, кто читает подобные сплетни. Что Назарбаев находится в столице, что он не под арестом, что он имеет доступ к линиям спецсвязи. Иначе как бы он говорил с президентом другой страны?  

А что касается КНБ, руководителей что-то не награждают за успешную дискредитацию протестов. Наоборот, задержан председатель и его замы по обвинению в госизмене. Получается, эти люди покрывали террористов? Или они их сами вырастили?  

Андрей Лазуткин:  
Хорошо, допустим, предатели были на самом верху, на уровне областных подразделений КНБ. Это могло скрыть подготовку, например, в одном крупном городе. Но нельзя скрыть появление подрывной организации, которая действует сразу в нескольких областях. Рано или поздно она попадет в поле зрение других служб, например, МВД по их оперативной работе. Потому что все эти группы будут так или иначе связаны с криминалом.  

Тем более, если вы заговорщик, нельзя держать организацию на территории страны. В Казахстане ваххабиты работают давно, и все об этом знают. В любой момент может быть провалена вся сеть, если кто-то струсил, случайно был задержан, проявил себя. Нет, боевые группы должны быть переброшены извне и быстро собраны в нужной точке. Особенно легко это сделать по южной границе, где горы и работают каналы контрабанды.  

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:  
Я всегда предупреждал: как только мы допустим какую-то трещину, туда хлынет вода. Свято место ведь пусто не бывает. Так и произошло в Казахстане. Этим воспользовались иностранные бандюги и ринулись, прежде всего, в процветающий юг. Вы скоро увидите. Это была и есть попытка иностранного вмешательства. Сейчас надо разобраться, кто за этими бандитами стоит. Отрезать юг Казахстана.  

Идет противостояние. Я подозреваю, что все там уже идет на спад. Потому что направление туда нашего контингента вместе с Россией, подключатся и другие государства ОДКБ, все-таки отрезвляюще действует на тех, кто решил там погреть руки.  

Андрей Лазуткин:  
А если бы там было полноценное подполье, которое якобы проспал Токаев и остальные службы, то никакое ОДКБ с ним бы не справилось за неделю. Это уже гражданская война, когда против вас воюет каждое село и каждый город, как в Чечне. Но такого же не было. А вместо этого начали работать польские каналы, которые раньше работали по нам, начал действовать какой-то штаб из Парижа и информационные подразделения в Киеве. Никакой КНБ или Назарбаев или еще кто-то внутри страны не мог организовать такую внешнюю поддержку.  

А теперь подумайте, кому выгодны те версии, которые направлены против России и ОДКБ, что мы оккупанты, которые никуда не уйдут? Это делает наш вероятный противник, а не какой-то клан в Казахстане.  

Андрей Лазуткин:  
А это не притон, это студия российских «Вестей». В Алматы были захвачены и сожжены в первую очередь российские корпункты. Для чего? Они что, горячо поддерживали Назарбаева или Токаева, если это борьба кланов? Нет, это был сигнал России. Смотрите, это враждебные к вам протесты, вас здесь не ждут, русских будут резать. И еще раз напоминаю, что Алматы – это город, где русских живет примерно полмиллиона.  

Еще один момент – пусть это клановая борьба. Но ведь люди по всей стране выходили с экономическими требованиями, которые Токаев признал справедливыми. Он теперь снижает цены и пытается поднять зарплаты. А то, что вам не показывают Назарбаева по всем каналам, не надо думать, что там работают дурачки и они не знают, как им работать. Может, общество не хотят раздражать, пока все еще горит. Может, опасаются покушений. А может, проводят внутренние проверки. Подумайте сами, даже если лично на вас выкидывают такое количество вранья, то сколько дезинформации отправили иностранные разведки Токаеву. У нас были свои вагнеровцы, и мы прекрасно понимаем, как это работает, когда людей и целые страны сталкивают лбами. И очевидно, что если Назарбаева не удалось убрать через улицу, его попробуют убрать чужими руками во время аппаратных игр. Кому-то очень надо, чтобы ушел именно он.  

Андрей Лазуткин:  
А какие уроки надо сделать Беларуси? Кто внимательно смотрит новости, мог и раньше заметить интересные акценты у нашего Президента.  

Читайте также:  

Лукашенко об ответе Беларуси на санкции: «Наши контрмеры не нацелены на какую-то мелочную месть»  

«У нас этих жуликов не то что меньше, а они вообще исчезнут». Лукашенко высказался о проекте нового указа о госзакупках  

Александр Лукашенко: подготовлен проект указа, который позволит усовершенствовать систему закупок  

Андрей Лазуткин:  
Не просто так внимание сейчас брошено на контроль цепочек посредников. И дело не просто в кормах или госзакупках. Это как газ в Казахстане. Если у вас частные посредники, они всегда могут между собой договориться. И задрать цену абсолютно на любой товар, даже на самый дешевый газ в СНГ. И вы получите взрыв протеста без всяких боевиков, просто потому что так устроена ваша экономика.  

А ведь что такое протесты в Казахстане? Да, там была радикальная, необразованная молодежь, которая грабила, стреляла, занималась мародерством в Алматы, штурмовала СИЗО. Но в областных центрах обычные люди выходили искренне, потому что считали цены несправедливыми, а свои зарплаты – низкими. Кто в этом виноват с их точки зрения? Конечно, Назарбаев, а не Россия, США, Лукашенко, ОДКБ, а тем более какие-то там посредники при закупках. Людям нужны простые ответы. А если вы им будете рассказывать, что все сложно, что их используют, что весь мир сегодня лихорадит – кто ж вам поверит? Нет, Назарбаев должен уйти, это все из-за него. А у нас есть некоторые вопросы к независимости Казахстана.  

Андрей Лазуткин:  
Независимость – это не значит перевести алфавит на латинские буквы. Если вы богатая страна, которая отправляет детей учиться в Британию, вы уверены, что потом эти дети не будут работать на чужую разведку? Причем искренне, не за деньги. В Оксфорде им доступно объяснят, что такое западные ценности, как устроен мир и где их главный враг. А потом этот молодой человек попадет в правительство, в экономику, в КНБ. И с ним не надо держать постоянную связь. Но вы всегда знаете, что по убеждениям это ваш человек, и примерно понимаете, как он будет действовать на своем посту в кризисный момент, отдаст он приказ или нет. А ведь когда их учат за рубежом, им же говорят правильные вещи.  

Мы защищаем наши границы, обеспечиваем безопасность людей, чтобы они могли работать, жить, молиться в безопасности, без нарушений и нестабильности, вести свои дела в соответствии со своим суверенитетом и интересами своих друзей. Мы призываем другие страны защищать достоинство, потому что мы верим в неотъемлемые права, мы и наш знаковый военный проект, оборонительный союз. Мы соблюдаем верховенство права, право интеллектуальной собственности. Мы не вмешиваемся в выборы. Как мой сын говорит: «Мы так не делаем».  

Андрей Лазуткин:  
Помпео такой обаятельный црушник, приятно смотреть. Мы хорошие, мы ничего плохого не делаем. И вот вам американцы, а не Лукашенко, рассказывают про независимость, про коллективный военный союз, как это важно. Но когда мы говорим и делаем то же самое, тут же подымается вой, что мы – это колония России, что ОДКБ – это оккупанты, что мы обижаем честные СМИ, что мы не даем работать западным фондам. А в Казахстане такая проблема вообще не стоит. Там сырьевая экономика, где западные предприятия продают сырье на западный рынок. И самая страшная для них угроза – это не ИГИЛ, не исламисты, а национализация заводов и месторождений обратно народу. Вот тут весь свободный мир выступит с заявлениями. А так – «У вас там кому-то голову отрезали, сожгли администрацию? Нас это не волнует, мы ничего не видели». Главное, уберите ужасное ОДКБ, оно вас может оккупировать. Так и работают двойные стандарты – тут вижу, тут не вижу.  

А с вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».