«Это та схема, которая была во время холодной войны». Лазуткин о том, какая связь между курдами на польской границе и Донбассом

17.11.2021 - 23:26

Новости Беларуси. Кризис с мигрантами создан Западом специально. Это часть глобальной игры по переделу мира. Польше досталась роль поджигателя и провокатора. Так считают многие эксперты, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Почему разгоняется военная истерика и на что готовы в Лондоне и Вашингтоне, чтобы сохранить мировое доминирование? Политолог Андрей Лазуткин в программе Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0». 

Григорий Азаренок, СТВ:
Очень сложно разобраться в этом хаосе. Какие силы задействованы, что происходит? Почему Америка и ее сателлиты так давят и на Европу, и такой накат страшный идет на Беларусь? Они уже обвиняют в этом и Россию.

По всем международным законам беженцы, попадая на территорию Польши, должны иметь право на убежище

Андрей Лазуткин, политолог:
Давайте сначала поговорим о тактике. Допустим, Григорий, вы мигрант, вам надо каким-то образом перейти границу. Как вы будете действовать? Вы пойдете какой-то малой группой на случайном участке границы или вы соберетесь в трехтысячную группировку, которая будет противостоять всем польским войскам, где есть танки, ПЗРК, польская полиция, водометы.

Григорий Азаренок:
Малыми группами они ходили несколько месяцев. Мы помним, этот кризис же не на прошлой неделе начался.

Андрей Лазуткин:
Как вы думаете, что изменилось, почему они собрались в такую крупную группу?

Григорий Азаренок:
Потому что их избивали и выталкивали.

Андрей Лазуткин:
Да. По всем международным законам они, попадая на территорию Польши, должны иметь право получить некое убежище или проследовать дальше. Поляки их стали выбрасывать и бить палками, травить газом. Они пытаются привлечь к своей проблеме внимание, в том числе привлечь внимание ООН, потому что всем остальным пока что эти проблемы, мягко говоря, далеко не интересны. Что делает ООН? Мы видели какие-то вялые заявления, что вроде бы там были водометы.

Григорий Азаренок:
Они сказали, что будут проверять, были ли там водометы. Это вообще смешно.

«Сегодня администрация американская поменялась, но правила игры все те же»

Андрей Лазуткин:
Почему ООН так вяло реагирует? Вы тут защищаете беженцев, а тут вы уже их не защищаете.

Григорий Азаренок:
Это карманная структура Штатов.

Андрей Лазуткин:
Более того, она была карманной структурой. При Трампе мы помним, были заявления, что «теперь мы не будем финансировать ООН, потому что ваша позиция, например, по Ближнему Востоку нас не устраивает». Трамп сказал это прямо. В ООН хорошо это запомнили. Сегодня вроде администрация американская поменялась, но правила игры все те же. Если они пойдут против США в данном вопросе (Польша – это сфера американского влияния), то есть они пойдут против американцев, Польши, то им сразу обрежут деньги, которые идут на центральный аппарат Генассамблеи ООН.

Григорий Азаренок:
И немножко перепадает нашим здесь. Абалян, Станюта и так далее, которые должны быть сейчас там, вытирать слезы бедным женщинам и детям, но они делают фоточки в инсту.

Андрей Лазуткин:
Представьте, вы сотрудник ООН и должны принять некое решение. На одной чаше весов какой-то белорусский режим, как они нас называют, и 3 000 курдов, которые прав даже не имеют и не имеют собственного государства. И на второй чаше – США, которые, по сути, платят вам зарплату. Как вы будете действовать, вы увидите водомет или его не заметите?

Григорий Азаренок:
Они будут проверять долго. Видео и фото очень долго надо посмотреть.

Андрей Лазуткин:
То есть некое международное прикрытие уже обеспечено. Идем дальше. Что происходит в самой Польше? В нормальной стране есть левая и правая оппозиция. Они между собой борются, и попеременно меняется власть, как в остальной Европе. Но Польша – это страна особенная. Там есть правая консервативная партия «Право и справедливость», которая сегодня у власти, и есть еще более правые группировки, которые опираются в основном на радикальную молодежь.

Моравецкий не выглядит как вояка-победитель

Григорий Азаренок:
Есть бедный Туск, которого пинают все подряд.

Андрей Лазуткин:
Это вообще, у них самый низкий рейтинг. Реально борьба идет между правыми и крайне правыми. И тут начинается миграционный кризис. Если посмотреть кадры польского телевидения, там тот же Моравецкий выступал в военной форме на фоне танков, построений польских и говорил, что «против нас развязана последняя мировая война, идет гибридная атака, мы будем защищать». Хотя он такой щуплый мужик в очках, он даже не выглядит как такой вояка-победитель. Но эта риторика направлена на сохранение власти внутри Польши. Им надо подмять под себя радикальные правые настроения, показать, что «мы достаточно радикальны, достаточно правая партия и хотим эту повестку всю накачивать дальше».

Григорий Азаренок:
Мы больше фашисты, чем вы.

Андрей Лазуткин:
По поводу фашистов. Куда идет эта трасса, которая блокирует сейчас мигрантов? Она идет в Белосток. Если мы посмотрим, что происходило пару лет назад в Белостоке, там были как раз эти марши «проклятых солдат». То есть это, по сути, героизация этого подполья, которое работало против нашего белорусского населения. Это банды, которые убивали белорусов, и их начали именно в Белостоке героизировать. Там было белорусское меньшинство, и этому меньшинству показали, что сейчас в Польше новая власть («Право и справедливость»), поэтому сидите тихо, прав у вас нет. На белорусском языке вы не будете учиться и так далее. И там, может не в самом Белостоке, но что касается польских районов, которые вокруг него, там очень сильны националисты, которые поддерживают «Право и справедливость».

Григорий Азаренок:
Это их идеология «Кресы всходние», колонизация.

Андрей Лазуткин:
И вот в этой зоне крайне правой идеологии появляется некий новый санитарный кордон (3 тысячи). Для них это не просто иракцы или сирийцы – силы тьмы, которых еще покрывает наше белорусское правительство. Для них просто вся картина мира сложилась. «Мы сейчас соберемся в одну крепость, санитарный кордон и, как Пилсудский, будем защищать всю нашу Европу». И ради внутреннего потребителя они готовы даже послать Германию и отказаться от каких-то дотаций Евросоюза. То есть это вопрос не денег, а сохранения власти. И если бы вы были на месте поляков... Как они принимают эти решения: или мы потеряем какие-то деньги Европы, но мы сохраним здесь управление, следующий электоральный цикл, пять лет еще мы будем у власти. Это дорогого стоит. Механизмы все те же самые.

Как велась холодная война? Есть два крупных блока ядерных, а выясняют они отношения через какие-то третьи страны. Курды – замечательно, Украина – замечательно, Афганистан – тоже прекрасно. Везде в этих точках (допустим, Нагорный Карабах) сейчас  происходит определенная конфронтация, как это было 40 лет назад, к примеру. И американцы смотрят: здесь пока не получается, с Лукашенко тоже что-то не получилось, хорошо, остается Донбасс, Карабах, другие вопросы. Везде, где можно «укусить» ОДКБ, создать некую напряженность, они это будут делать. И реально это та схема, которая была во время холодной войны. И поскольку мы в ней проиграли, наш противник отлично знает, как себя вести и что делать. Поэтому все эти схемы... Еще живы те специалисты, которые против нас работали. Дорогая Олбрайт Мадлен, которая недавно была в Москве…

Григорий Азаренок:
А до этого с ней Тихановская знакомилась. Вряд ли она знала, кто это.

Андрей Лазуткин:
Это люди, которые знали хорошо Советский Союз, Россию 1990-х годов, Югославию и видели, как это все коллапсировало, как это сложилось в карточный домик. Поэтому они будут это делать, потому что они мозгами на это заточены. Это вопрос выживания двух крупных военных блоков. И поляки не просто так уже ЗРК подтащили под нашу границу. Что они будут сбивать здесь? Российские самолеты, которые летают? Идет постоянное наращивание военной силы. Это путь в тупик, мы упремся просто в броню танков.

Нас обвиняют, что мы раздробленные кусочки империи зла, и нас надо давить

Григорий Азаренок:
Тем не менее они в том числе и своими некоторыми обложками, которые любят трактовать как некий сигнал миру, говорят, что не так у них все радужно. И эти крутые парни держат удар.

Андрей Лазуткин:
Во-первых, нужно показать, что мы тратим миллиарды долларов не просто для того, чтобы у нас люди из самолетов падали, а против реально какой-то войны с мировым злом. Эрдоган – отлично, Путин – отлично, Си Цзиньпин – тоже прекрасно. И в этой компании оказался и наш Лукашенко. Компания хорошая, но это то же самое, что было в холодной войне. Нас обвиняют, что мы раздробленные кусочки империи зла, и нас надо давить. Ключевое слово не то, что плохие парни побеждают, как вы говорите, на этой обложке, а то, что идет война и нас определяют как врага. Не просто как некую страну, которая имеет свою специфику и не хочет жить по западным стандартам, а именно как противника, которого он сегодня-завтра будет экономическими или военными методами поддавливать. И здесь ничего хорошего я не вижу.

Григорий Азаренок:
Как разрешить эту ситуацию на границе? Потому что это все геополитические игры, а люди на самом деле страдают. Если бы не белорусы, там была бы уже массовая смертность.

Андрей Лазуткин:
Я бы хотел сказать польским специалистам, сотрудникам Telegram-каналов, которые по долгу службы смотрят нашу передачу: ребята, каналы миграции имеют пропускную способность до 30-40 тысяч человек. Если белорусская сторона не будет препятствовать, не говорим, чтобы помогать, а как сейчас: кого-то останавливаем, депортируем. Если мы просто ничего не будем делать, то этот канал, который сегодня имеет 4 тысячи на границе, будет увеличен до 30. Это можно сделать за две-три-четыре недели. И это будет проблемой не в одной какой-то точке локальной – на Белосток, а на всем направлении белорусско-польской границы.

Григорий Азаренок:
Тем более идут афганцы, которые убегают, а там их несколько миллионов.

Андрей Лазуткин:
Даже если нам перережут некое авиасообщение, то афганцы сухопутным путем все равно будут попадать в Беларусь. Это примерно 2-3 миллиона человек. И все эти люди окажутся на польской границе. Уже никакие водометы, никакой перцовый газ не остановит людей, которые будут переходить границу не в одной точке, а в 200-х. И на каждую эту точку придется поставить кордон польского ОМОНа, кирпичную стену, по водомету. Это огромные финансовые потери для польского государства, в том числе в живой силе. Потому что кто-то кого-то застрелил, кто-то подорвался на гранате. Конечно, Польша будет нести массу издержек.

Григорий Азаренок:
«Крылатые гусары» только на парадах красивые.

Как только будут построены некие газопроводы, Европа с нами никаким боком воевать не будет

Андрей Лазуткин:
Беларусь просто ничего не будет для этого делать. Мы не говорим о том, что мы кому-то помогаем. Речь идет о том, что вы влезли в наши внутренние белорусские дела год назад, а теперь мы должны в ваших интересах действовать и кого-то здесь остановить. Ради чего? Этого не будет, чтобы нам ни обещали, чтобы вы ни делали. Поэтому, польские братья, готовьтесь. Если что-то сегодня сдержит этот западный блок от агрессии, это экономические связи с Россией. Как только будут построены некие газопроводы, может быть, это «Северный поток», другие проекты, если это будет взаимовыгодно, Европа с нами никаким боком воевать не будет. Потому что это вопрос и безопасности, в том числе энергетической.

Григорий Азаренок:
И американцы, кстати, заявляли, что для них союз России и Германии, даже сырьевой, технологический – это экзистенциальная угроза, и они не должны этого допустить. Поэтому они Польшу накачивают, Прибалтику.

Андрей Лазуткин:
Когда была холодная война, они, по-сути, делали то же самое – создавали нестабильность в Польше, Венгрии. Их задача была рвать эти связи, в том числе и в СЭВ, чтобы Европа работала против нас. И у них в принципе это получилось. То, что сегодня мы имеем, это такая открытая враждебность. «Северный поток» – это, по сути, шанс эти отношения наладить снова. Но как оно все будет, мы не знаем. Беларусь – это такая точка, в которой решается не только судьба неких курдов, которые не могут попасть в Германию – это очень упрощенная модель. Здесь идет вопрос не то что суверенитета, а того, какой будет расклад сил в ближайшие лет 10 и какие будут отношения с Россией. Не берем нас, мы все-таки маленькая страна, но противостояние этих двух блоков к чему-то приведет. Либо это будет открытая эскалация с заборами, вышками и автоматчиками, как это было с Берлинской стеной, что пытаются построить поляки, либо это будет новая разрядка, когда газ пойдет на Запад, и с нами снова начнут дружить за деньги. Либо так, либо так.

Loading...


«Местные змагары здесь пропустили конфетно-букетный период». Азарёнок об особенностях протестов в Казахстане



Уроки Казахстана. Что за новая технология цветных революций была использована в этой стране. Как можно проспать вооруженный мятеж, погромы и уничтожение собственной страны и почему то, что сделало ОДКБ, повернет всю мировую политику в другое русло?  

Авторская рубрика Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0».  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Наши некоторые визжащие свиньи, а по другому я змагаров назвать не могу, на прошлой неделе все время талдычили: хотим как в Казахстане, нужно как в Казахстане. Посмотрите: вот они, перемены, вот она, демократия, которую сюда принесли оплаченные обученные боевики, которые приехали сюда из сопредельных стран, и одурманенные местные протестующие. Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики», здравствуйте.  

Казахстан приготовили на заклание. Они учли белорусский опыт. Если у нас в самые первые дни гнойные уши Запада торчали неприкрыто – вот центр в Вильнюсе, вот центр в Варшаве, вот оружие с Украины – то там решили, что называется, не палиться. Новая цветная технология – мгновенный блицкриг без явных признаков координации. Несколько дней – и узловое государство Средней Азии пало бы.  

Григорий Азаренок:  
Напомню, западные политики заявляли, что казахи имеют право на мирные митинги. Можете посмотреть на результат этих мирных митингов. Желаю вам, уважаемые европейские политики, чтобы каждый ваш парламент испытал нечто похожее на эти «мирные» митинги.  

Похожую картинку я видел только из 1993 года из расстрелянного Дома советов. Еще одно белое здание полностью разрушено, сожжено актом «демократии». Как тогда США это поддержали и благословили, назвав все демократичным, мирным и правильным, так и сейчас. Вот она, демократия: это гарь, копоть, отрезанные головы, смерть, отсутствие нормальной жизни, многомиллиардные убытки и так далее. Кушайте. Особенность цветной революции в Казахстане в том, что местные змагары здесь пропустили конфетно-букетный период и сразу перешли к жесткому противостоянию. Разрушены банкомат, здесь везде были выбиты стекла. Сейчас все закрыто досками. Все разгромлено. Но, кстати, одно интересное наблюдение: не разрушен, не захвачен ни один книжный магазин. Потому что им там нечего брать, этим свободным людям, европейцам, просвещенным, которые хотят как в Норвегии, Швеции, демократии. Книжные магазины их не интересовали, их интересовали виноводочные, оружие, алкоголь, продовольственные магазины, бытовая техника и так далее. Вот что интересует «светлых» лиц «невероятной» демократии Казахстана.  

Первый урок Казахстана. Бесчинства начались после того, как правоохранители не стали подавлять мятеж. Приказа не было. Ребята стояли без оружия, когда их избивали цепями, забрасывали камнями, срывали погоны и ставили на колени. Санкций, что ли, боялись? Результат секундной нерешительности – катастрофа.  

Гладкая об обстановке в Алматы во время протестов – читайте здесь.  

Поэтому мятеж надо подавлять в эту же секунду. Быстро. Уверяю вас, любое поветрие митинга в любой точке Беларуси теперь будет, скажем профессионально, купировано. Предельно быстро. Любыми средствами. Нет той цены, которая дороже жизни тысяч людей и существования государства.  

А знаете, что еще я там увидел? То, чего вы боитесь как огня. То, что холодным потом снится американским дельцам и церэушникам всех мастей. Правильно. Советский Союз. Я его там увидел. В одном строю белорус, русский, казах, армянин, киргиз. Живая Евразия дала отпор атлантической интервенции.  

Что белорусским миротворцам говорили военные Казахстана – читайте здесь.  

Тут недавно некий Столтенберг разинул ляпу и посмел ляпнуть такое, что я удивляюсь, как журналисты не швырнули в него штативом. НАТО, мол, везде проводило только миротворческие операции. А Югославия распалась... Ну, сама как-то распалась. Так вот, что называется, почувствуйте разницу. Как приходят демократические миротворцы – страны исчезают с карты мира и лица земли, а население сокращается на несколько миллионов. А вот в Казахстан впервые пришли другие миротворцы. И стоило им только прилететь, планы врага рухнули. Страна спасена.  

И там, в степях Казахстана, все знали, что дома их ждет Отец. Который каждый день думал об этих сотнях своих детей. Они не подвели его. Работа у них такая.  

Лукашенко: за ваши головы там готовы были заплатить тысячи долларов – читайте здесь.