Дзиодзина: главное отличие Лукашенко и Запада, он помогает людям, пока остальные коллективно волнуются

28.11.2021 - 19:49

Новости Беларуси. Жестокость, цинизм и откровенный фашизм. По-другому назвать действия литовских и польских силовиков невозможно. Своих граждан, которые хотят помочь беженцам, они избивают, а самих гостей хладнокровно убивают и выбрасывают на белорусскую территорию, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Как это назвать, если не паноптикум?  

В эфире СТВ авторская рубрика Григория Азаренка и Алены Дзиодзиной.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Весь этот паноптикум понять невозможно, но описать его сможет Алена Дзиодзина.  

Алена Дзиодзина, психолог:  
Играть в политику и быть политиком – понятия очень разные. И пока одни не могут наиграться, хмурят бровки и дуют щечки, другие пытаются и правда помочь обездоленным людям. И как же для кривляк политических они неудобны… Ведь не дай бог проблема решится и придется искать новый прецедент для наигранного коллективного волнения. Чтобы снова попытаться показать себя с лучшей стороны.  

Алена Дзиодзина:  
Совсем недавно на Западе разразился иерихонский вой, что Меркель вступила в диалог с Лукашенко. Нам рассказали, что помогать людям вместе с диктатором – это почти так же страшно и плохо, как не любить людей. Но что стоит за демонстративной западной озабоченностью проблемами слабых и обездоленных становится понятно, когда случается нечто действительно вопиющее, но коллективные при этом коллективно молчат. Так, словно бы ничего вообще не произошло.  

Алена Дзиодзина:  
Из теплых комнат ситуация всегда выглядит немного иначе, и кажется, что страдающий мог бы еще чуточку потерпеть, пока каждый западный политик отожмет из чужой трагедии максимум соков и проявит душещипательную озабоченность. Закрывая глаза на то, что эту игру в кости переживут не все. Как и произошло с тем беженцем, чей труп литовские силовики выбросили на границе.  

Не понимая при этом, что именно с ними не так, когда списывают еще одного живого человека в утиль. Ведь когда страдают чужие, не свои, близкие, то иным политикам кажется, что игра стоит свеч. И тут проявляет себя главное отличие Лукашенко и Запада. Он помогает людям, пока остальные коллективно за них волнуются, а потом умывают руки. Пока они вращают на столпе своей политической славы чужие судьбы, наш Президент обнимает взглядом каждого слабого и держит свое президентское слово, когда обещает «не беспокойся, я все решу….». Он настоящий, а коллективные – нет.   

Григорий Азаренок о коллективном Западе: вся ваша история – это череда подлости, предательства, ядов, войн и террора (подробнее здесь).

Loading...


Вадим Елфимов: «Единственная гарантия безопасности государств – наличие ядерного оружия»



Мировую повестку изучил международный эксперт Вадим Елфимов. Политолог разобрал самые важные зарубежные события семи дней, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Авторская рубрика «Международный эксперт».  

Вадим Елфимов, политолог:  
У меня хорошая новость. Обещаю приносить только хорошие новости вам и нам. Всем же остальным – как придется. Итак, что хорошего? Оказывается, в этом мире бушующем есть только одна гарантия безопасности. И знаете какая? Ядерное оружие. Точнее, его наличие у той или страны. А что вы хотели? С волками жить… Но жить-то хочется. И сохранить при этом страну, ее народ, его перспективы. Те, кто хотели лишить нас перспектив, а это американцы и европейцы, заставили прежнее прозападное руководство Беларуси первым делом подписать приснопамятный Лиссабонский протокол. В общем, «подшушкевили» – и вывезли по протоколу с белорусской территории все советское ядерное оружие.  

То, что это делает страну уязвимой, голенькой, понимал даже такой деятель, как украинский президент Кравчук, который сначала подписал Лиссабонский протокол, а потом попытался его саботировать. Или хотя бы выбить из американцев три миллиарда долларов за ядерный стриптиз. Но ничего не получил. Ему американцы сделали предложение, от которого он не смог отказаться, ну а потом не дали ему переизбраться. За колебания.  

Ладно бы все из бывшего Варшавского договора так и остались бы голенькими. В ядерном смысле. Так нет, со временем пошел обратный ползучий процесс. Сперва ядерные ракеты США без шуму и гаму перебрались на территорию бывшей ГДР. Ладно – проехали, как-никак то была уже объединенная Германия. Затем назначенный отцом «бархатной революции» первый чешский президент Вацлав Гавел, сделавший себе карьеру на требовании вывести советские ядерные ракеты из Чехословакии, внезапно возлюбил атом и потребовал – опять же первым во всей Восточной Европе – разместить в располовиненной Чехии уже американские ядерные ракеты. Круг замкнулся.  

Вадим Елфимов:  
Дальше – больше. Советского Союза не было, а значит и вымышленной угрозы, зато ядерные ракеты почему-то расползались по всей Европе! Причем и по тем странам, где их раньше не было, и по тем, где они уже бывали. Как говорится, с возвращением.  

В той же Румынии тихо появилась операционная база американских якобы противоракет, а Польша и вовсе публично и униженно устами президента Дуды просила Трампа создать у них одноименную базу – «Трамп». Очевидно, поляков вдохновляла немецкая фамилия, произносимая на английский манер. Как и в Румынии, в Польше уже действует американская бригада противоракет Мк-41 системы Aegis. А между прочим, такие пусковые установки двойного назначения. Они могут быть заряжены как противоракетами, так и крылатыми «Томагавками», ядерными и бьющими на 5 тысяч километров, ибо у тех и у других габаритные характеристики совпадают полностью.  

И что прикажете делать синеокой Беларуси? Оставаться по-прежнему наивной? К нашим границам подтягивают танки, ракеты, войска, а мы должны закрывать наши синие очи? В то время как даже намек на обладание ядерным оружием, пусть самым примитивным, да что там обладание, даже намек на разработку и конструирование останавливал агрессию и против Северной Кореи, и против Ирана, и против Израиля.  

А нам, белорусам, не надо ничего разрабатывать. В свое время мы имели самое непосредственное отношение к ядерному щиту СССР. И теперь у нас с Россией военный союз и общая оборонная стратегия. Что означает – мы уже пользуемся российским ядерным зонтиком, который нас прикрывает от ядерного ливня.  

Вадим Елфимов:  
Но что же делать, если зонтик этот, возможно, придется чуть расширить. Ровно настолько, насколько к нам придвинул свою военную структуру Запад. Который все расширяется и расширяется, и которому пора дать укорот.  

Так что для нас с вами это хорошая новость. То, что единственная гарантия безопасности государств – наличие ядерного оружия. В конце концов, у нашей союзницы России такое оружие есть. Более того, Россия теперь обладает и гиперзвуковыми носителями, которых нет даже у Штатов. И значит, у нее, а стало быть, и у нас этих гарантий более чем достаточно.  

Каких же гарантий тогда требует Россия от США и НАТО на переговорах в Женеве и Брюсселе? Давайте себе представим на секундочку, что Запад принял все условия и ультиматумы России. Что он отодвинул свою военную структуру от границ Союзного государства, перестал размещать ядерные ракеты в «странах-младонатовцах» и отказался принимать в НАТО Украину. Мало того, Запад даже подписал, как Путин говорит, юридически обязывающие гарантии. И это заставило бы нас поверить Западу? Ведь международное право на то и международное, что от него в любой момент можно отказаться. Это гарантируется юридическим правом выхода из любого договора.  

Нет, россияне не столь наивны, они добиваются другого – они хотят переломить расширительную экспансионистскую тенденцию Запада, заставив его сделать два-три шага назад. Отступись и докажи, что хочешь жить.  

Россия мирными ультиматумами стремится конвертировать свое военно-техническое превосходство в разрядку напряженности. Иначе. В это «иначе» входит и размещение на белорусской территории российских ракет или гиперзвукового оружия. Как дал понять очень ясно Александр Лукашенко: еще шаг Запада хоть на миллиметр восточнее – и российские ядерные ракеты будут в Беларуси. Гарантировать ее и союзную безопасность.  

Так что в любом случае, мы гарантированы. А появятся в Беларуси российские ракеты или нет, зависит от Запада. Он же все время ратует за выбор – вот пусть и выбирает. Только быстро. Очень быстро.