Могут ли заставить работать мать, лишенную родительских прав, которая забыла о сыне на 12 лет и имеет неоплаченный долг перед государством?

25.02.2016 - 11:13

Остросюжетные линии героини этого сюжета своими корнями уходят в 1998 год в Москву. Сегодня женщина попала в такой судьбоносный судебный водоворот, что впору писать роман в трех томах. 

Ровно 18 лет назад в первопрестольной встретились два одиноких сердца. Она из Минска, он из Гродненской области... Златоглавая не отвергла пару из Беларуси и они несколько лет работали здесь, пока Лилия не узнала две сногсшибательные новости. Хорошую и плохую. Она ждет ребенка и муж находится в розыске!

Лилия Кравченко:

Когда мужа арестовали в 2002 году, я только тогда узнала, что он, оказывается, был в розыске. Оказалось, что он был арестован за изнасилование несовершеннолетней с разбойным грабежом.

Поскольку срок беременности уже не позволял сделать аборт, женщина решила оставить ребенка. Вырастить его охотно вызвалась свекровь и забрала будущую мать к себе в поселок Красносельск Гродненской области.

Лилия Кравченко:
Я там прожила полтора года, воспитывала ребенка, но постоянно были притирания к тому, что надо зарабатывать деньги: «Я не могу содержать, мне очень тяжело... Я одна работаю…».

В начале 2004 года Лилия решила оставить 2-летнего Андрюшу на попечение свекрови и вернуться в Минск, чтобы в столице искать работу.

Увы, карьера не сложилась. Молодая мама с  трудом могла прокормить себя, не говоря уже о сыне.

Как результат, через год Лилию Кравченко лишили родительских прав, оставив обязанности.

Александр Ластовский, пресс-секретарь ГУВД:
Работа с обязанными лицами осуществляется на основе Декрета Президента Республики Беларусь №18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». Согласно п. 14 данного Декрета, обязанное лицо обязано быть трудоустроенным.

Лилия признается, что к своему положению относилась несерьезно.

Лилия Кравченко:
Были у меня и загулы... Ну, я была одинокой женщиной, как говорится, это все морально, когда это все свалилось… Был у меня такой период. И вот по этой наклонной у меня возбудили уголовное дело по 174 статье за уклонение и невыплату алиментов.

Возбудили и пожалели, дав шанс! В 2006 году Лилию Кравченко трудоустроили уборщицей на Минский велозавод. Увы, романтическая натура к ведру, швабре и тряпке не привыкла... Прогул следовал за прогулом, загул за загулом...

В 2010 году за уклонение от выплаты алиментов женщину осудили.

Лилия Кравченко:
Когда я попала в места лишения свободы, то там у меня обнаружили туберкулез. Я была в туботряде, лечилась там. Когда я освободилась, я написала заявление в суд, мне была прекращена выплата алиментов.

Сегодня физически Лилия абсолютно здорова. Но вместе со здоровьем к женщине вернулся статус обязанного лица. Однако свой первый визит экс-мама совершила не в центр занятости, а в суд, чтобы подать иск о восстановлении родительских прав.

Лилия Кравченко:
Они мне говорят, вам надо ездить чуть ли не каждый день туда, я говорю, подождите, 360 км – это не сел на трамвай и поехал. Я не могу, если там не будут открывать двери, опять-таки судья говорит, что надо каждый раз ездить, стучать, не открыли сейчас, приехать на следующий раз и вам обязательно кто-то откроет.

Увы, Лилия сама виновата в том, что свекровь не хочет признавать невестку... А без разрешения бабушки, являющейся одновременно опекуном Андрея, дело зашло в тупик. Но даже в этом случае есть выход...

Владимир Пунько, адвокат:
Лицо, лишенное родительских прав, может обратиться в орган опеки и попечительства, чтобы был установлен порядок общения.

Свекровь — не единственная для Лилии преграда на пути к сыну. По словам женщины, ей также приходится выслушивать угрозы от бывшего мужа.

Лилия Кравченко:
Он мне по телефону угрожает вплоть до того, что он меня убьет, закопает где-то.

Лилия — женщина пуганая. И на угрозы ответила почти матом, выражаясь шахматным языком. В прокуратуру города Гродно было отправлено заявление с требованием произвести проверку в семье, где воспитывается ее кровинушка.

Лилия Кравченко:
Непосредственно моральны аспект — в какой семье воспитывают. Если мать воспитала такого ребенка, как биологический отец, то есть он отбывал наказание за изнасилование несовершеннолетней…

У проверяющих могут возникнуть справедливые вопросы. Почему, например, материнский инстинкт вдруг проявился через 12 лет... Именно столько женщина не видела своего сына.  Может быть, целью материнской атаки является не желание воспитывать ребенка, а освобождение от выплат алиментов и долгов? Последние накапливаются. А трудоустроиться обязанному лицу сегодня очень непросто.

Лилия Кравченко:
Как только я начинаю говорить где-то при устройстве на работу, что я обязанное лицо, ни одна фирма, ни одно предприятие меня не берет.

Поскольку самостоятельно найти работу Лилия не сумела, участковый инспектор направил ее в центр занятости. Там предложили всего два вакансии.

Лилия Кравченко:
Уборщик территории от ЖЭСа — я не могу по состоянию здоровья, по комиссиям я не могу работать на холоде. Хорошо, они отбросили ЖЭС, и они говорят,  что у них есть вакансия санитарки в 15 поликлинику.

Второй вариант женщину также не заинтересовал. Ведь зарплата санитарки всего 2,5 миллиона. 

Как обязанное лицо Лилия ежемесячно должна выплачивать 2 миллиона 95 тысяч рублей.

Владимир Пунько, адвокат:
В данном случае гражданка должна оплатить не алименты, а именно возмещение расходов, и они устанавливаются не в процентах, а в твердой сумме.

Тем не менее из зарплаты женщины могут удержать не более 70%. И если размер ее заработка не будет позволять ей в полной мере возмещать государству расходы на содержание ребенка, то будет накапливаться долг.

Лилия Кравченко:
Я говорю, хорошо, вы меня устраиваете на 2,5 миллиона, вы будете забирать 70%  с этой суммы, высчитывается подоходный и пенсионный налог, остается мне на руки, посчитайте, это 100-200 тысяч.

Работать за такие деньги Лилия Кравченко не желает.

Жизненные обстоятельства, жалуется Лилия, загоняют ее в жесткие рамки. Тем временем участковый инспектор, возмущается Лилия, угрожает ей тюрьмой.

Лилия Кравченко:
Он сказал, если ты не возьмешь документы, не подпишешь и не пойдешь, и даже если хоть один сделаешь прогул, я тебя посажу обратно в тюрьму.

Сами сотрудники правоохранительных органов утверждают, что всего лишь выполняют свою работу. И в целях профилактики не угрожают, а предупреждают и напоминают.

Александр Ластовский, пресс-секретарь ГУВД:
Это его прямая обязанность — объяснить и разъяснить обязанному лицу порядок трудоустройства, порядок осуществления трудовой деятельности для того, чтобы не было нарушено законодательство в данной сфере.

«Так разве имеют право меня заставлять работать?» — именно с этим вопросом женщина и обратилась в нашу программу.

Пунько Владимир, адвокат:
По Декрету, если лицо не работает, не возмещает расходы, оно должно быть принудительно трудоустроено по трудовому договору. И все, здесь уже никак нельзя изменить это. Поэтому какую работу ей найдут, на такую она и пойдет работу

Говорят: мать не та, что родила, а та, что вырастила. Так должен ли давно забытый Лилией Андрюша спасать несостоявшуюся мать от долгов перед государством? Должен ли разменять спокойное и уютное детство у бабушки на мамины суетливые поиски себя и работы? Вопрос риторический...

Нам же остается лишь заметить следующее: если вам ничего не хочется изменить в женщине, значит, это ваша мама. Сможет ли Лилия изменить себя и стать мамой, зависит только от нее.

Loading...


«А ты меня больше любишь?» Почему дети-погодки часто ревнуют маму и что с этим делать?



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.  

Кристина Сущеня, ведущая ток-шоу:  
Мне кажется, что дети-погодки – это тяжело. Потому что – хоть у них разница год с чем-то – все равно это уже какие-то немножко, может быть в каком-то смысле, разные интересы.  

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:  
Но я, кстати, слышала, огромный, жирный плюс, что детям погодкам есть с кем играть. Что не нужно маме постоянно сидеть с ним играть, чем-то заниматься. Они могут поиграть друг с другом. Это так или это миф?  

Мария Рогинская, мама детей-погодок:  
Это так. Но потом можно быть готовым, что они что-то сломали, например, если вместе играли, или подрались.  

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:  
Девчонки, а вы деретесь? Дрались в детстве?  

Светлана Блажина, мама близнецов:  
Кусались.  

Алена Родовская:  
А вы чувствуете друг друга на расстоянии? Вот когда, например, одна остается дома, вторая уходит в школу, либо еще куда-то?  

Анна Блажина, имеет сестру-близнеца:  
Я, как старшая сестра, больше переживаю за Машу, по ней больше скучаю.  

Алена Родовская:  
На 15 минут старше, видите. Извините, я старшая сестра. То есть ты несешь ответственность, ты чувствуешь, что ты за нее более ответственна, чем она за тебя? А тебе нравится такой расклад?  

Мария Блажина, имеет сестру-близнеца:  
Нет, ну почему? Может, я и не показываю, но я тоже за нее переживаю. Даже если, вот допустим, она ходила на рисование, я тоже к ней подключилась.  

Алеся Лакина:  
Потому что переживаешь?  

Мария Блажина:  
По интересу.  

Светлана Блажина:  
Нет, она говорит: как это, Аня ходит, а почему я не могу ходить? Аня у нас красиво рисует.  

Алеся Лакина:  
Соперничество, как вы думаете?  

Светлана Блажина:  
Не знаю, лидерство, скорее всего, есть какое-то.  

Алена Родовская:  
Светлана, понимаете, очень часто говорят, что есть особая эмоциональная связь. Что если у близнеца, например, заболело что-то, значит вторая может это чувствовать на каком-то физиологическом даже уровне. Вы в детстве замечали такие истории?  

Светлана Блажина:  
Да, если у меня одна заболела, то через два дня будет вторая болеть.  

Алена Родовская:  
Ну, это объяснимо, что тут просто вместе.  

Светлана Блажина:  
Нет. Даже если вот, например, одну я оставляю с собой, а вторую бабушка приедет, заберет. Говорит: «Можно я кого-нибудь из них возьму?» Я уже послабее оставляю себе, а посильнее отдаю маме, чтобы они там играли.  

Алена Родовская:  
А как они спали друг без друга?  

Светлана Блажина:  
Вот со мной Аня, она ближе ко мне как-то. С мамой она везде, вот ей нравится с мамой быть, все с мамой. Вторая у нас самостоятельная.  

Кристина Сущеня:  
Которая помладше, получается?  

Светлана Блажина:  
Помладше, да. Она очень самостоятельная.  

Алена Родовская:  
Ревности не было никакой с самого детства, что маму они не делили?  

Светлана Блажина:  
Нет.  

Алеся Лакина:  
Мне кажется, что маму больше делят погодки, кстати.  

Алена Родовская:  
Девчонки, как? Правда ли?  

Людмила Федорович, мама детей-погодок:  
Да. Естественно, и старший, и младший говорит: «А ты меня больше любишь? А вот, если ты мне это сделала, ты меня больше любишь?» Я здесь всегда объясняю, пока не поймет. Я говорю, что в моем сердце есть место для каждого из вас, но любовь у меня к вам разная. Посмотри, ты же не такой, как твой брат. Я не могу разговаривать даже с тобой той же интонацией, с которой я общаюсь со старшим. И тогда они успокаиваются. Или, например: вот тебе купила, а ему не купила. И здесь я тоже говорю: «Ему нужно. Вот тебе нужно будет, я тебе тоже куплю». И они тоже начинают как бы не особо тогда беспокоится. Но периодически всплывают эти вопросы: «А меня больше? А меня меньше?»  

«Родились семимесячные, очень маленькие». Как протекала беременность мамы девочек-близняшек – подробнее здесь.