Виктор Саевич: Великий Октябрь свершился в стране, где предыдущие классы довели страну до полного развала

02.11.2021 - 23:48

Новости Беларуси. В студии программы «Постскриптум» Игорь Марзалюк, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси, доктор исторических наук и Виктор Саевич, магистр политических наук.  

Юлия Бешанова, СТВ:  
Мы сегодня будем говорить на тему, которую обсуждают вот уже 104 года без малого совсем. Споры не утихают как между историками, так и между простыми обывателями.  

Только Беларусь среди стран постсоветского пространства и, наверное, единственная в мире сохранила вот такой формат. Для нас это праздник. Мы привыкли, что открываем какие-то социальные объекты. То есть мы сохранили, в частности, это историческая память какая-то, но празднование только у нас в стране сохранилось. Та же Россия отказалась от этого.  

Октябрьская революция – это величайшее событие в истории человечества. Ее роль мы еще не можем до конца осознать  

Виктор Саевич, магистр политических наук:  
Для меня Великий Октябрь – это величайшее событие не только XX века, я бы сказал вообще – это величайшее событие в истории человечества. Для меня Великая Октябрьская социалистическая революция однозначно со знаком «плюс», я здесь минусов не вижу вообще никаких. Потому что Великая Октябрьская революция совершила такой грандиозный скачок в развитии не только бывшей Российской империи, но и в истории человечества, что мы это еще не можем до конца осознать. Роль Великой Октябрьской социалистической революции полностью можно будет понимать только спустя много столетий – через 300, 400, 500 лет окончательно человечество по достоинству оценит. Еще прошло достаточно мало времени.  

Игорь Марзалюк: «Мы не выбросили советскую эпоху, которая уже закончилась». Подробнее здесь.  

Юлия Бешанова:  
Но вместе с тем были же и черные страницы. Та же коллективизация – фактически сломали хребет крестьянству.  

Коллективизация – расхожий пропагандистский штамп антисоветских сил  

Виктор Саевич:  
Я вам хочу сказать, что это расхожий пропагандистский штамп антисоветских сил. Коллективизация, индустриализация, культурная революция – это великие, также положительные события, которые ничего не сломали, наоборот, из отсталого индивидуального крестьянства создали могучие колхозы и совхозы. Благодаря той же коллективизации во время войны Красная армия была обеспечена полностью продовольствием.  

Великий Октябрь свершился в стране, где предыдущие классы довели страну до полного развала  

Виктор Саевич:  
Революции не нуждаются в оправдании. Революция – это то движение, то направление, которое сметает насквозь прогнившие, устаревшие общественные отношения. И Английская великая революция во главе с Кромвелем, и якобинцы, когда они устраивали террор, они устраивали террор не против безвинных людей, а против предательской, насквозь прогнившей аристократии, которая поддерживала интервентов, поддерживала всячески бунты, мятежи. Поэтому только благодаря террору Кромвеля в Англии и террору якобинцев во Франции удалось подавить вот эти реакционные слои, реакционные классы и идти вперед, дать дорогу новым отношениям, которые и Англию, и Францию подняли на невиданную высоту.  

Теперь что касается Великого Октября. Великий Октябрь свершился в стране, где предыдущие классы – и царский режим, и временное правительство – довели страну до полного развала.    

Читайте также:  

Директор Национального исторического музея Беларуси: главная наша проблема заключается в том, что мы историю изучаем разделами  

«На купюрах американских до сих пор рабовладельцы». Как в США относятся к истории страны?  

Почему 7 ноября в Беларуси открывают новые объекты? Объяснил ректор Академии управления  

Игорь Марзалюк, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:  
С этим я согласен полностью.  

Виктор Саевич:  
Армия развалилась, все отношения развалились с начала XX века. Жуткая смертность, нигде в Европе не было такой детской смертности – каждый третий ребенок умирал до года. Правили Обломовы, которые даже не правили, а лежали не диване и поглощали материальные ресурсы. Страну довели до жуткой отсталости, что в Первую мировую войну даже снарядов, винтовок не хватало, когда в эту ненужную абсолютно Первую мировую войну втравил царский режим народ. Миллионы убитых. Какой был национальный жуткий гнет.  

Игорь Марзалюк:  
Согласен полностью.  

«Что же за гнет такой для крестьян, когда их дети заняли все руководящие посты?»  

Виктор Саевич:  
Образование. Извините, но 75 % безграмотных людей в Российской империи накануне Первой мировой войны, когда в Европе уже безграмотность была ликвидирована практически. В Средней Азии более 90 % населения было безграмотным. Национальный какой был жуткий гнет, об этом все знают и не стоит говорить. Детская беспризорность, половина детей вообще в школу не ходила. Неуважение к человеку труда. Вся литература, все прогрессивные писатели начала XX века писали про жуткие условия рабочих и крестьян, именно до революции крестьяне были жутко угнетены. Коллективизация дала крестьянству огромный рывок вперед. У крестьян не было вообще при царском режиме, даже тракторов не выпускали. Тут все колхозы оснастили тракторами, комбайнами, ликвидировали чересполосицу. Миллионы крестьянских детей пошли в высшие учебные заведения. Кто руководил страной в военные и послевоенные годы? Это дети крестьян. Что же за гнет такой для крестьян, когда их дети заняли все руководящие посты? И мы это знаем прекрасно.  

1970-1980-е годы – выходцы из деревень. Вспомните Кебича нашего. Президент Александр Григорьевич – тоже выходец из сельской местности талантливый. Революция дала место талантам. Вместо гнилых Обломовых пришли такие талантливые руководители, как Мазуров, Машеров, Александр Григорьевич Лукашенко. И многие-многие другие. Таких были миллионы, сотни тысяч руководителей в стране. Поэтому никакой темной стороны в коллективизации, индустриализации нет напрочь.  

Не будь репрессий, то в 1941 году ситуация была бы намного хуже  

Виктор Саевич:  
Что касается репрессий. Часть уже партийной элиты, которая в 1930-е годы, после революции пришла к власти, много что делали в 1920-е годы, в начале 1930-х. Во второй половине 1930-х годов разложились, чувствовали себя новыми барами, новыми деятелями, которые уже думали: вот, мы немножко поживем. Эти люди становились тормозом для подготовки, страна была накануне войны. Огромное количество этих чинуш уже перерождалось. Да, попадались и невинные под каток репрессий, было такое. Но основная масса от невинных далека. Поэтому репрессии – это тоже одна из форм революционной борьбы. Не будь репрессий (все говорили – это пятая колонна во многом была), то в 1941 году ситуация была бы намного хуже.  

«Я убежденный сторонник революции не потому, что я верю или не верю, а потому что я вижу, какой колоссальный подъем»  

Виктор Саевич:  
Я хочу сказать так, что если люди какой-то веры, они никогда не перейдут. Сейчас огромное количество политологов, публицистов, ученых, скажем, в Российской Федерации, которые в 1990-х – начале 2000-х годов придерживались либеральных взглядов, под воздействием научных фактов, под воздействием глубокого изучения ситуации, такие как Семин, Вассерман и многие интеллектуалы, они все встали на четкие сталинские, марксистские, ленинские позиции. Допустим, я убежденный сторонник революции не потому, что я верю или не верю, а потому что я вижу, какой колоссальный подъем. Ну, если автомобиль лучше, чем телега, то социалистический строй лучше, чем буржуазный строй. А буржуазный лучше, чем феодальный. По-моему, это аксиома.  

Поэтому что я хочу сказать по поводу в целом вот этого советского революционного периода? Это было первое государство рабочих и крестьян, когда впервые без эксплуататоров построили величайшую сверхдержаву, первые полетели в космос, подняли знамя борьбы угнетенного человечества во всем мире. Благодаря Октябрьской революции сейчас процветают Китай, Вьетнам и многие другие страны социалистической ориентации.  

«Благодаря Октябрьской революции вы выстояли в 2020 году»  

Виктор Саевич:  
Благодаря Октябрьской революции вы выстояли в 2020 году. Не будь Октябрьской революции, и прошлогодней победы над внутренними этими бчбшниками тоже бы не состоялось.  

Помню самые тяжелые годы – 1991, 1992, 1993 годы, когда Шушкевич, когда Зенон Позняк здесь что хотели, то и вытворяли. Нас грела идея Октября. Мы молодые люди, студенты, только закончили институт. Мы тогда знали, что если победили большевики в тяжелейших условиях в 1917 году, то мы рано или поздно сбросим вот эту банду Шушкевича, Позняка и прочих.  

В 1994 году произошло продолжение Октябрьской революции путем выбора первого Президента Беларуси  

Виктор Саевич:  
И когда в 1994 году вот так получилось – мирным путем произошло продолжение Октябрьской революции путем выбора первого Президента Республики Беларусь Александра Григорьевича Лукашенко – это была мирная революция, это все, что в русле Великого Октября. Прогрессивно все – и разгром фашизма, и подъем Востока, и сейчас борьба на Западе. Мы видим, как под маркой вот этих ковидных ограничений – это тоже попытка эксплуатировать и угнетать народ. Там тоже поднимаются люди. Это все Октябрь. Поэтому Октябрь абсолютно не нуждается ни в защите, ни в каких-то понуканиях, оправданиях. Это величайшее дело. Да, космический корабль может быть несовершенен. Да, на космическом корабле, может быть, хотелось бы улететь на Юпитер, Плутон или еще куда-то. Он пока не летит туда. Но космический корабль – это уже не самолет и тем более это уже не воздушный шар. Это велико. Так и вот этот коммунистический строй – это строй будущего.  

Да, 70 лет непросто складывалась судьба, да, потерпели поражение. И, опять-таки, поражение – 1991 год страшный. Вот вы говорите о репрессиях. Я абсолютно убежден, и меня многие поддержат, что если бы не жесткие репрессии накануне войны, пятая колонна – еще неизвестно, как бы война повернулась. Это первое.  

Второе. В конце 1980-х годов, когда не было никаких репрессий, вся верхушка Советского Союза сгнила практически до основания. Такой гнили, как было в конце 1980-х, такого не было ни в конце 1930-х…  

Игорь Марзалюк:  
У них у всех были партбилеты.  

Виктор Саевич:  
Да, о чем и речь. Когда, извините, Беловежский сговор – это позор – Шушкевич, Кравчук, Ельцин подписали о развале Союза...  

Юлия Бешанова:  
Это же тоже порождение именно той системы.  

Александр Лукашенко делает все, чтобы в нашей республике все советское восстановить  

Виктор Саевич:  
Да, конечно, система начала разлагаться, потому что не было принципиальных уже позиций. Встал оппортунизм, ревизионизм. Так вот, в конце 1980-х развалили Союз, подавляющее большинство депутатов, коммунистов проголосовало за поддержку вот этого. Единственный был коммунист Александр Григорьевич Лукашенко, который проголосовал против развала Советского Союза. Мы это хорошо помним. И он делает все, и мы вместе с ним, чтобы на этом пятачке нашем, в нашей республике, советское все восстановить.  

Читайте также:  

«Погиб за идею, за страну. Хотя был репрессирован». Рассказываем историю прадеда Олега Гайдукевича  

«Молодежи становится больше». Как Коммунистическая партия Беларуси празднует 7 ноября?  

Вадим Гигин: самая главная причина поражения цветной революции 2020-го это отсутствие широкой социальной базы  

Loading...


Директор «Линии Сталина»: памяркоўныя экскурсоводы привозят англичан, говорят, что мы проиграли в реальности в войне



Что стало триггером мятежа в Казахстане? Как проявилась сила союза после этих событий? Как помог миротворческий контингент урегулировать ситуацию в стране? Эксперты вместе с ведущими ток-шоу «По существу» рассмотрели военно-политические события начала 2022 года, сделали анализ прошлого и прогноз на будущее.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Александр Александрович, у вас же есть определенная программа, куда вы приводите школьников, показываете. Мы говорим, что 20 лет назад профессия человека с погонами – это было что-то расходное.  

Александр Метла, исполнительный директор историко-культурного комплекса «Линия Сталина»:  
Наш комплекс вообще специализируется на военно-патриотическом воспитании. Но мы больше исключение, чем правило. Потому что он вырос, но это не повсеместно происходит. И мы просто видим серую зону конфликта, который существует. Как они, Штаты, серой называют. Это информационное поле, это война прокси, то есть их устраивает не прямой конфликт ядерных держав, а именно война где-то в конфликтной зоне. Есть мысль, что идет война информационная практически постоянно. 1945-й год закончился – разрабатывают планы о нападении на Советский Союз. Понимают, что сделать они ничего не могут. Почему? Ментально войска союзников были не готовы нападать на Советский Союз, потому что прошла такая пропаганда через газеты, через все СМИ о Советском Союзе как об освободителе, как о геройской стране, которая принесла свободу миру. И они понимали, что ментально они готовы. Начиная с 1945-го года, просто-напросто начали вкладываться деньги, громаднейшие деньги в информационную войну. Изменение истории, переписывание. Кому правда нужна? Это уже называется постправда.  

Кирилл Казаков:  
А на вашем примере историю сложно сейчас сохранять? То есть приезжают же абсолютно разные ребята разных поколений.  

Александр Метла:  
Чаще всего мы видим, когда приходят памяркоўныя экскурсоводы, привозят англичан, американцев и начинают смешную историю. Я английским в совершенстве владею и так послушиваю. Иногда просто смеяться начинаешь. Поддакивание какое-то, преуменьшение своей победы, говорят: «Мы проиграли в реальности в войне». Такое просто услышать невозможно. Говоришь: «Как проиграли? Мы же выиграли».  

Вадим Гигин, председатель правления Республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
А для этого у нас нужна историческая политика, чтобы к таким экскурсоводам здесь была нулевая терпимость. За шкирку – и с работы.  

Александр Метла:  
По итогу у нас знаки появились: ни в коем случае без аттестации у нас не проводить, тексты никакие не делать. Часто мы с этим встречаемся. Люди не понимают, кто развязал Вторую мировую, почему Великая Отечественная была. Офицеры уже молодые приходят, иногда, к сожалению, они разницу между Второй мировой и Великой Отечественной уже не понимают, основные события Великой Отечественной не могут назвать. Не говоря уже про школьников. В школьной программе ноль: 2-3 урока.  

Вадим Боровик, политолог:  
НАТО использует политику Гитлера. У него была политика последовательности агрессии, то есть каждая маленькая уступка предполагала, что он остановится. Они начали в плане идеологии и осмысления истории. Посмотрите, они же извиняются за Холокост перед евреями. И правильно делают. А перед советскими гражданами? Перед русским, перед украинцем они извиняются? Нет. В немецких школах никто и не помнит, кто освободил Европу. Они навязывают потихонечку свои ценности: давайте мы у вас откроем общественное объединение, давайте мы будем водить хороводы, возлагать цветы не к тем памятникам. Начали с этого – работаем с мозгами. Давайте мы получим контроль над вашими экономическими ресурсами, давайте мы проведем своих депутатов и прочее, и прочее. И таким образом эта последовательность агрессии им позволила сегодня… Они же обещали, когда Россию сдерживали, когда подписывали соответствующее соглашение с Россией, «Россия-НАТО», что не будет НАТО продвигаться на восток.  

Вадим Гигин:  
Ничего они не подписывали. Нужно прямо сказать: «Вот они, а мы что?» У нас было советское руководство, было живо поколение ветеранов. Понимаете, все кто-то они. А кто Горбачев? Кто Яковлева? Кто Шеварднадзе привел к власти? Ну да, сами провели к власти. Понимаете, мы сами должны быть сильнее, и тогда с нами будут считаться.  

Читайте также:  

Вадим Гигин: «Главная цель – это свержение режима Путина, потому что в России очень сильное антивоенное настроение»  

Эксперт в области нацбезопасности: ввод миротворческих войск в Казахстан и ввод сил в Афганистан – совершенно разные вещи  

Белорусский депутат: мы в Казахстане столкнулись с чем-то новым, чем просто цветная бархатная революция