Сложность – получить на нашу территорию тех, кто уничтожал наших людей. Как расследуют уголовное дело о геноциде белорусов?

08.11.2021 - 21:53

Новости Беларуси. Геноцид белорусского народа во время Великой Отечественной войны и после нее. Понесут ли наказание спустя 80 лет те, кто своими руками уничтожал целые деревни и ни в чем не повинных людей? Почему сегодня важно говорить об этом? В ток-шоу «По существу» акценты в этой теме расставят эксперты.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Сегодня наш генеральный прокурор сказал, что уже допрошено свыше 11 тысяч свидетелей. Какая работа уже в принципе сделана и чем это дело, которое с большим сроком давности (80, 90 лет), отличается от тех, которые есть сейчас, то есть обычные дела уголовные. В чем сложность расследования?  

Андрей Швед о расследовании дела о геноциде белорусского народа. Читайте здесь.

Эдуард Скурат, старший прокурор управления, заместитель руководителя следственной группы Генпрокуратуры Беларуси по расследованию дела о геноциде:  
Наверное, в масштабах и прежде всего необходимости исследований исторических документов, большого массива исторических документов, который находится в нашем архиве национальном, в архивах Российской Федерации, других государств. Основная задача – исследовать эти документы. И второй момент – приняли мы максимальные меры в кратчайшие сроки допросить тех лиц, которые еще живы сегодня, которые являлись свидетелями и очевидцами тех событий, узников лагерей, которые пострадали от действия оккупантов.  

Кирилл Казаков:  
А какие отношения, например, с соседями – Литвой, Латвией, Польшей? Я понимаю, что вы направляли туда запросы, чтобы они привлекли к ответственности или направили какие-то свидетельские показания.  

Эдуард Скурат:  
Был направлен целый ряд просьб об оказании правовой помощи. Несмотря на наличие международных соглашений с нашей страной, мы получили отказ. Причем аргументация заключалась в том, что это может угрожать национальной безопасности этих государств, правам и интересам граждан.  

Алена Сырова, СТВ:  
Но без участия этих стран расследование может быть полным? Доказательную базу удастся собрать?  

Эдуард Скурат:  
Я думаю, что да. Достаточно и живых свидетелей, и документальных материалов, которые нам позволят доказать факт геноцида. Здесь, я думаю, сомневаться не стоит никому.  

Алена Сырова:  
Можно спросить вас с юридической точки зрения, в чем особенность доказательства факта геноцида? Геноцид – это направленное истребление.  

Кирилл Казаков:  
Умышленное уничтожение нации, правильно?  

Эдуард Скурат:  
Речь идет о том, что основная цель – это собрать доказательства, подтверждающие умысел на действия по уничтожению нации, всего населения, которое проживало на нашей земле.  

Сергей Рачков, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Беларуси по международным делам и национальной безопасности:  
Но сложность в первую очередь – это получить на нашу территорию тех, кто уничтожал наших людей в годы Великой Отечественной войны. А они еще проживают и в Литве, и в Польше, и в Латвии.  

Алена Сырова:  
Кто, как не они, будут знать, был ли умысел.  

Сергей Рачков:  
Не только собрать свидетельства, а в первую очередь задать вопросы к тому же господину Адамкусу, например, бывшему президенту Литвы. Я считаю, что тот вопрос, который касался якобы, что мы используем какую-то политическую конъюнктуру для того, чтобы поднять эту серьезную тему. Вы знаете, слава богу, что мы все-таки сами осознали, что нам надо этим заняться, чтобы сохранилась светлая память о тех людях, о тех наших родственниках, о белорусах, о тех, кто защищал нашу страну. Вот именно признанием геноцида. Почему? Ведь из трех миллионов два миллиона – это мирные жители. Два миллиона. То есть этот уже факт говорит о том, что мы можем и рассуждать, и говорить, и рассматривать вот это уничтожение как геноцид. Я бы, может быть, уточнил: народов Беларуси. Несмотря на то что в нашем проекте закона о геноциде белорусского народа, может быть, «народов Беларуси», потому что здесь возникают некоторые темы, связанные с многонациональностью и так далее.  

Лилия Ананич, заместитель председателя Постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации Палаты представителей Национального собрания Беларуси:  
Очень точное определение советского народа, белорусов, лиц иных национальностей, иных вероисповеданий, проживающих на территории Белорусской Советской Социалистической Республики в конкретный период. И я бы хотела очень такую немаловажную сказать мысль. Ведь после освобождения Беларуси были созданы Чрезвычайная государственная комиссия, республиканская комиссия, областные, районные комиссии. И сегодня, когда мы готовим этот законопроект, я тоже работаю в архивах и вижу, что даже то, что зафиксировано в те годы, когда еще не было определения геноцида (определение геноцида появилось в Конвенции ООН, по-моему, в 1948 году). И, конечно, даже вот тех страшных по своей сути свидетельств уже достаточно, чтобы появился такой закон.

Читайте также:  

«Мы старались сохранять толерантность». Депутаты других стран помогают в расследовании геноцида белорусов?  

Почти готов законопроект о признании геноцида белорусского народа. Почему его принимают только сейчас?  

«Существует отдельный батальон». Кто будет контролировать исполнение закона о геноциде?  

Loading...


Василий Марчук: никто чётко не изучил вопрос, каковы экономические убытки для Беларуси вследствие геноцида



Новости Беларуси. У преступлений нет срока давности. В Беларуси планируют оценить экономические убытки от геноцида мирных граждан. 20 января в Минске на встрече в музее истории Великой Отечественной войны об этом заявили представители Генпрокуратуры, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Василий Марчук, и.о. директора научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Беларуси:
Никто четко не изучил вопрос о том, каковы экономические убытки для нашей страны были вследствие демографических потерь, учиненных фактами геноцида. Сейчас создается временный научный коллектив, идут определенные консультации. Мы планируем собрать большое количество специалистов. Историки уже давно работают, но мы планируем пригласить и из Национального архива, и экономистов, и правоведов, и других специалистов.  

В дальнейшем в Беларуси создадут информационную систему по фактам геноцида. Доказательства зверств в годы войны – фотографии, документы и другие архивные материалы – оцифруют, и этот банк данных будут использовать для свершения правосудия не только в национальном, но и в международном масштабе.  

Генпрокуратура о новых фактах геноцида: «Масштабы трагедии намного больше, чем об этом было известно ранее». Читайте здесь.