«Сегодня отрасль уже не узнать». Как перезагружали деревообработку Беларуси и в какие страны продают нашу продукцию

04.08.2020 - 21:50

Новости Беларуси. Эту продукцию под маркой «Сделано в Беларуси» знают на всех континентах: в США и Канаде, Китае и Вьетнаме, на Филиппинах… Среди ближайших славянских соседей мы в лидерах по производству продукции из дерева на душу населения, рассказали в проекте «Сделано».   

Глубина переработки стремится к 100 %. И на карте страны более 2 500 организаций.  

«Беллесбумпром» – самый крупный потребитель и переработчик древесины и макулатуры в стране, обеспечивающий работой свыше 30 тысяч человек. Но достичь этого стоило немалых и средств, и душевных сил.   

Беларусь – одна из самых лесистых стран Европы. В абсолютных цифрах – 9,5 миллионов гектаров. Скажем, как вся Португалия или Австрия. И понадобится три Бельгии, чтобы вместить все белорусские лесные запасы.    

Почти 40 % нашей территории – ель, сосна, дубы, березы и смешанный лес. Ресурс ценный, возобновляемый. И стратегическая цель государства – его рациональное использование. С глубокой переработкой и максимальной выгодой. И, что крайне важно, на предприятиях внутри страны. Именно на это и сделана ставка в развитии отрасли.  

Но начинали с азов – запрета вывозить за границу кругляк. Ведь он к нам возвращался, но уже в готовых изделиях.  

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:   
Мы должны перерабатывать наши лесные ресурсы в какой-то полуфабрикат, а лучше в мебель с высокой добавленной стоимостью. Перерабатывать сырье и поставлять на внешние рынки. Учитесь у немцев. У них нет отходов.  

Президент Беларуси: лес – наше богатство, но к этому богатству мы относимся порой безобразно

Читайте также:

Александр Лукашенко на совещании о реализации проблемных инвестпроектов: «Сотни миллионов долларов на кону»

Может ли белорусская мебель конкурировать с ИКЕА, и что будет с предприятиями в Светлогорске, Шклове и Добруше? Рассказывает Юрий Назаров

Улахович: «Будем смотреть, чтобы рационально использовались лесные ресурсы»

2007 год. Глубина переработки древесины в стране – менее 38 %. Совещание у белорусского лидера стало началом возрождения отрасли.   

Выбраны базовые для этого сегмента экономики предприятия. Позже к ним подключились и другие. Ориентир – выпуск инновационной продукции, которая еще и замена импорту.   

Михаил Касько, председатель концерна «Беллесбумпром»:   
Сегодня отрасль уже не узнать. Модернизация начиналась с предприятий, которые производили плитную продукцию в малых и средних городах. По сути, для подавляющего большинства населения это было единственным местом работы. Многие предприятия сегодня, наверное, не существовали бы, давайте говорить откровенно.  

Президент возмущён работой лесной отрасли: «Мы просто безалаберно относимся к этому дару природы»

И было непросто. Менялись управленцы. Отдельные попадали под следствие. Модернизация затягивалась. Президенту приходилось принимать принципиальные и порой жесткие решения. Как в том же Борисове.  

Александр Лукашенко:   
Ну что тут за проблема была? Подписка о невыезде, освободить сегодня же от занимаемой должности.  

«Диванные критики», скептики подавали голоса во все времена. Критиковать проще всего. А вот сделать? Причем не так, как все. И главное, добиться своего, несмотря на трудности и сломанные копья. Просто не было никогда. Но к 2015 году в Беларуси по-новому заработало уже более десятка самых современных, высокотехнологичных деревообрабатывающих, мебельных и целлюлозно-бумажных предприятий.   

Государство инвестировало в сферу более 4 миллиардов долларов. Вклад в техническое переоснащение внесли и сами предприятия, увидев перспективы в отрасли и возможность заработать.  

Деревообработка – отрасль, в развитии которой всегда остаются перспективы. И это крупный сегмент экономики, требующий постоянных инвестиций, а также поиска возможностей сокращения издержек, внедрения эффективных экологических и энергосберегающих технологий.  

Охватить сразу все направления невозможно. Но в будущем это может быть тот же индустриальный паркет из местного сырья или другие позиции с хорошим прицелом на экспорт. В последние годы стремительное развитие получили и небольшие частные мебельные компании, и крупные заводы. На данном этапе созданы условия для производства качественного продукта с высокой добавленной стоимостью. И здесь можно смело сказать: сделано.   

Loading...


«Слышу возмущения экологов. Вырежете весь лес?» Вот что ответил на это председатель «Беллесбумпрома»



Новости Беларуси. Как в Беларуси придумали утеплять дома деревом, что по этому поводу думают норвежцы и какую инновационную обертку создали для нашей продукции, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Об этом в интервью Евгения Пустового с председателем концерна «Беллесбумпром» Михаилом Касько.

Евгений Пустовой, СТВ:
Вашу отрасль называли журналисты деревянной. Сейчас вы большой скачок в развитии совершили. Можно какой-то исторический экскурс? От чего начинали и к чему пришли?

Раньше наша отрасль ассоциировалась с очень большой лесопилкой

Михаил Касько, председатель концерна «Беллесбумпром»:
Раньше наша отрасль где-то ассоциировалась с некой очень большой лесопилкой. Но те времена, в принципе, уходят. И мы из леса получаем массу полезных, самое главное – высокодоходных продуктов. Задача ставилась с тем, что – а куда применить то, что раньше вывозилось в форме щепы либо в форме просто круглого леса за рубеж. И вот на это как раз были направлены основные усилия по модернизации деревообрабатывающей отрасли. Эта древесина могла либо ехать куда-то за рубеж, либо мы ее могли перемолоть в щепу, щепу спалить. Либо дальше из нее наши же конкуренты за рубежом могли сделать ту продукцию, которую мы сегодня делаем.

Так выглядит сырая плита. Видите, здесь стружка с минимальным содержанием (0,5) уровня формальдегида. Сверху клеится пленка, и получается такой строительный материал. Это направление древесно-стружечных плит. Но есть же и так называемые МДФ-плиты. Вот она так выглядит.

Это тоже плита, просто волокно перемолото в более мелкую фракцию. Точно так же прессуется. И сверху оно покрывается специальными пленками. И на кухонные фасады, особенно кому-то нравится эта плита, идет.

Самое главное – другое – вот эти напольные полы. Вот тот, на котором мы с вами сегодня стоим, например, и целый ряд других. То есть эта плита с двух сторон покрывается бумагой на Заводе газетной бумаги в Шклове, где мы выпускаем бумагу-основу. МДФ-плита служит, чтобы впоследствии сделать из нее пол и получить самую высокую добавленную стоимость в производстве МДФ сегодня.

Космос деревообработки – это утеплитель из натурального древесного сырья, экологически чистый материал

Евгений Пустовой:
Космос деревообработки – явно не топливные пеллеты.

Михаил Касько:
Конечно, нет. Это так называемый утеплитель из 100 % натурального древесного сырья, это древесное волокно. Абсолютно экологически чистый материал.

Евгений Пустовой:
«Беллесбумпром» – это не только отрасль, это новые компетенции, своя школа отечественная и, мне кажется, завершенная технологическая цепочка.

Михаил Касько:
Бревно после окаливания остается таким вот чистым, получается некая щепа. Но вот эта кора и щепка – она ведь тоже идет на технологические нужды предприятий. Какие? Она сжигается. Сварив щепу и получив массу волокна, мы еще получаем так называемые дополнительные продукты в ходе производства.

Это сульфатный скипидар и талловое масло. С Академией наук, с Институтом химии ведем переговоры. А что же получить из этого, что является сопутствующим продуктом? И из щепы получили концентрат волокна. И дальше получили целлюлозу. И за целлюлозой у нас снова открывается масса возможностей.

Вот эта целлюлоза получается путем прессования и сушки древесного беленого волокна. И потом из этой целлюлозы получается верхний и нижний слой этого картона. А этот картон сам по себе не нужен. Он нужен для того, чтобы произвести такого рода тару.

Это все организуется масштабным, крупнотоварным производством. А это дает в свою очередь возможность развиваться малому, среднему бизнесу и идти по так называемому кластерному подходу, когда вокруг одного большого производства образуется целый ряд небольших или относительно небольших производств. Больше чем в 2,5 раза увеличилось количество предприятий, которые зарегистрированы по виду деятельности «производство мебели», в том числе за счет таких маленьких семейных предприятий. Самое главное – это малые и средние города, переработка отечественного сырья, и добавленная стоимость остается у нас.

Евгений Пустовой:
Госконцерн становится локомотивом развития предпринимательской инициативы.

«Мы заинтересованы в таких инвесторах, которые приходят и приобретают нашу плиту»

Михаил Касько:
Мне понравилось ваше слово «локомотив». Отчасти вы правы. У нас же в состав концерна входит 26 предприятий частной собственности. Рядом с нашим производством древесно-стружечных плит «Ивацевичдрев», частный европейский инвестор уже строит, выравнивает площадку на 10 тысяч квадратных метров. К концу следующего года заработает абсолютно новое производство.

Евгений Пустовой:
Не жалко отдавать эту компетенцию? Помните, Президент в Добруше сказал: давайте находить свои деньги, чтобы мы были полностью инвесторами новых деревообрабатывающих производств?

Михаил Касько:
А ведь мы заинтересованы в таких инвесторах, которые приходят и приобретают нашу плиту. Это будет массовое поточное производство относительно дешевой линейки мебели. А инвестор будет рядом строить завод, делать мягкую мебель.

Евгений Пустовой:
Это помогает продвигать наши товары на зарубежные рынки?

Михаил Касько:
Минимум 250 миллионов долларов в этом году мы прибавим только по концерну по экспорту. Прирастем и в количестве стран, увеличим долю производимой продукции в общем объеме товарного производства фактически до 80 % экспортной продукции.

Евгений Пустовой:
Я знаю, что в этом году и, наверное, в прошлом, во время мирового локдауна, вы готовы были с опережением оплачивать финансовые обязательства и неплохие доходы отрасли.

«Раз был спрос, мы его удовлетворили»

Михаил Касько:
Пока ряд производителей не производили свою продукцию, в том числе за рубежом, у нас это производство не остановилось. Раз был спрос, мы его удовлетворили, получили доходы и направили их на то, чтобы рассчитаться по кредитам с государством. Вся наша деятельность направлена на то, чтобы на рынке не просто устояться, а закрепиться и дальше пробовать принимать решение по собственному развитию на этих рынках.

Евгений Пустовой:
Слышу возмущения экологов. Вырежете весь лес?

«Мы не имеем права по закону вырубать больше, чем засаживается леса»

Михаил Касько:
Нет. У нас закондательственно этот вопрос урегулирован, мы не имеем права по закону вырубать больше, чем засаживается леса в каждый конкретный период времени. У нас есть естественный прирост лесного сырья, то, что мы посадили на отработанных делянках. Кроме того, вы наверняка слышали, что даже и не весь лес перерабатывается. К сожалению, у нас не хватает мощности построить. Но и это еще не все. Мы прошли с вами по всей цепочке и понимаем, что бумагу делаем из древесины, древесину, получив волокно, превращаем в продукты с высокой добавленной стоимостью. Выкинув пакет на мусорку, мы не знаем или порой не так ответственно подходим к тому, что его еще можно вторично переработать. Вторично переработать можно несколько раз – до 7-8 – с целью достать то волокно, которое мы в свое время доставали из древесины. Это волокно мы можем превратить в бумагу для гофрирования и затем получить такой упаковочный материал и сделать из него обычный тарный ящик.

Евгений Пустовой:
В стране создан деревообрабатывающий генезис. Все возвращается на круги своя.

Михаил Касько:
Такая задача стоит, мы над ней работаем. Генезис – это громкое слово, спасибо за него. Я бы, скорее, говорил о том, что в стране существует замкнутый цикл и не все еще идет по нему так гладко, как хотелось бы. Но это как раз та задача, над которой мы должны усиленно поработать в ближайшей пятилетке.