Девочку впервые расчесали в 9 лет. Просто генетика сделала малышке необычный подарок

08.01.2021 - 14:55

Родители впервые смогли расчесать волосы своей дочери. Их попытки продолжались около девяти лет. 

Как сообщает Daily Mail, 32-летняя жительница британского города Дерби Алекс Барлоу воспитывает четырёх детей. У её второй дочки – 9-летней Лайлы – редкая генетическая мутация, которая приводит к синдрому нерасчёсываемых волос. 

Фото: facebook.com/uncombablehairsyndrome 

Впервые Алекс с этим столкнулась, когда её дочке был всего год. Женщина не сразу поняла, почему никак не может привести в порядок локоны ребёнка. Всё прояснилось только через четыре года. 

Фото: facebook.com/uncombablehairsyndrome 

В 5 лет Лайла лечилась в больнице от железистой лихорадки. Врачи обратили внимание на необычные волосы маленькой пациентки и решили проверить, всё ли с ними хорошо. Выяснилось, что у девочки структурная аномалия волос, из-за чего их нельзя нормально расчесать. 

Фото: facebook.com/uncombablehairsyndrome 

Родители пробовали разные средства, чтобы расчесать дочку, но ничего не помогало. Кроме того, Лайле было больно, когда её пытались расчесать. В итоге родители оставили свои попытки и предпочли подождать, авось само пройдёт. 

Фото: facebook.com/uncombablehairsyndrome 

Оказалось, что это было правильное решение. К 9 годам структура волос девочки немного изменилось, теперь их можно расчесать, пусть и не так успешно, как локоны большинства других людей. 

Фото: facebook.com/uncombablehairsyndrome 

Что касается самой Лайлы, то она очень любит свои волосы. Девочке нравится их пушистость, а также внимание, которое они привлекают. В школе дети часто просят у Лайлы разрешения потрогать её волосы. 

Кстати, ранее мы рассказывали про девочку, локонам которой могли бы позавидовать многие женщины. Малышка даже родилась с волосами – подробности здесь

Loading...


«Сказать, что обиды нет – солгать». Как живут и что чувствуют дети в интернате?



Новости Беларуси. Этой осенью белорусов шокировала история о том, как новорожденного мальчика нашли в общественном туалете, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Я их ни разу не видел, я их не знаю. Обиды вообще никакой нет на них.  

В доме-интернате в Ивенце Андрей 13 лет. Мама отказалась от него еще в роддоме. Родителей в живых уже нет, собственно, их парень никогда и не видел. Хотелось бы ему в семью? Говорит – нет. В интернате как дома. Здешние воспитанники – друзья, а директор – одна мама на всех. Есть у Андрея близкие люди: в России живут родственники. С ними он переписывается и даже в будущем планирует навестить.  

Андрей Клок, воспитанник Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития:  
Я не люблю сидеть на одном месте. Я люблю что-то делать, продвигаться как-то дальше. Выступаю, на сцене пою. Танцую, провожу праздники ведущим. Хотелось бы поступить в университет лингвистический на иностранные языки.  

А вообще здешние дети со стойким характером. В интернате негласное правило: любить, помогать, но не смотреть жалостливыми глазами. Да и грустить здесь времени нет. Дом-интернат напоминает большую творческую лабораторию: дети учатся вышивать, занимаются гончарным производством, удивляют резьбой по дереву и увлекаются Lego.  

Глеб Кругликов, инструктор по трудотерапии Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития:  
Я общался с детьми – устроился достаточно недавно – интересовался, как им в интернате живется. Они действительно чувствую себя как дома.  

Елена Петрашкевич, директор Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития:  
Мы все любим их, мы всем им готовы помочь в любую минуту. Когда они заканчивают школу, мы всегда говорим, что вы уезжаете, если будут какие-то проблемы – не скрывайте, говорите нам, мы будем рады помочь. Я настолько люблю этот детский дом, настолько люблю этих детей, мы уже даже понимаем с одного взгляда. Мы всегда говорим о том, что мы – одна большая семья.  

Татьяна и Валентина Упик – дети этой большой семьи. Правда, сейчас они уже живут не в интернате, а самостоятельно в Минске. Каждая в квартире – это как раз про поддержку государства. Плюс ко всему – девочки работают.  

Валентина и Татьяна Упик:  
Нам захотелось попробовать: какая она, взрослая жизнь. Потому что до 20 лет ты жил в интернате. И ты на всем готовом.  
– Это абсолютно другой мир?  
– Да, это две разные Вселенные. Там – забота, любовь, розовые очки.  

Мама двойняшек отказалась от них еще в роддоме. Но не только от них: помимо девочек у женщины было еще шестеро детей. Родителей Татьяна и Валентина никогда не видели. Но зато писали женщине письма. Ни одного ответа так и не пришло.  

– Обиды нет, злости тоже.  
– Нет, сказать, что обиды нет – солгать.  
– Нет, у меня – нет.  
– Есть такая вещь. Период ты сидел, плакал, говорил: мама, почему ты меня бросила, забери домой. Со временем я понимаю, даже благодарю ее, что попала в интернат. Потому что увидела то, что не увидела бы никогда. Я съездила в Италию, Америку, Англию.  

– Вряд ли мать бы это дала.  
– Да. Я познакомилась с людьми, с которыми бы не познакомилась. Я знаю Елену Сигизмундовну – человека золотого. Я всем ставлю в пример и говорю, что все-таки есть люди, которые действительно любят свою работу и то, что делают.  

Этих ребят объединяет схожее прошлое. В свое время каждого оставил на произвол судьбы самый родной человек. Уверены, Сашу из Гомеля в ближайшее время усыновят (таких маленьких детей быстро забирают в семью), Андрей из Ивенца поступит в университет и познакомится со своими родственниками, а двойняшки Валентина и Татьяна обзаведутся каждая своей семьей, по крайней мере, Татьяна обещала точно.  

Читайте также:  

Спасение младенцев или нарушение прав ребенка? Почему в Беларуси нет беби-боксов  

Покушение на убийство с особой жестокостью. Что ждет молодую маму, которая оставила умирать собственного ребенка  

Оставила замерзать в выгребной яме. История 26-летней девушки, бросившей новорожденного в общественном туалете