В Лошицком парке лошадь провалилась в яму. Доставали перепуганное животное 9 человек

13.10.2021 - 17:15

Новости Беларуси. 13 октября минским спасателям поступил непрофильный вызов, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В Лошицком парке лошадь провалилась в яму. Это произошло утром. Чтобы вызволить животное, не потребовалась техника – лишь мужская сила и девять пар рук.

Люди в материале: нет
Loading...


«Я рос, как Маугли». Как житель Жодино с 14 лет собирает коллекцию чучел и какие редкие животные у него есть?



Жодино славится не только БелАЗом. Здесь живет один из лучших таксидермистов страны. В его зоологическом царстве больше 400 чучел животных и птиц. Почетное серебро после коллекции БГУ. Свой терем он построил сам. Мастер – золотые руки. А за порогом замерли джунгли. От такого сафари мурашки.

Геннадий Пузанкевич, таксидермист:
Наверное, в крови, потому что бабушка занималась изготовлением чучел, работала на природе, на мелиорации. Ну и меня с собой брали. Я рос, как Маугли, можно сказать. Когда охотились, иногда стреляли птиц, лишь бы просто выстрелить, и выбрасывали. Я малышом находил их мертвыми, и мне становилось их очень жалко. Я тащил это домой, расправлял, пробовал сушить. Методом проб и ошибок в 14 лет получилось первое чучело.

В школьные годы была даже своя избушка в лесу. Юный натуралист наблюдал за природой. Сутками сидел с фотоаппаратом в засадах, пока не вылетит птичка. Затем было училище, лесхоз, кооператив по изготовлению чучел. Все постигал сам. Да и сейчас редчайшей профессии нигде не учат. В домашнем музее – жертвы ДТП, суровых морозов, старички зоопарков. Кровью здесь и не пахнет, «зеленые» могут выдохнуть. А вот память для музеев и заповедников остается.

Геннадий Пузанкевич:
Здесь у меня филин. Эта птица была найдена в Гомельской области, под линией ЛЭП, под опорой. Лесничий подобрал, потом привез мне, мы сделали чучело. Я смотрю: если можно помочь животным, в первую очередь оказываем помощь, где-то гипс накладываем, где-то сотрудничаем с ветлечебницей, выхаживаем. Если можно выпустить в живую природу, выпускаем, а если нет, то в зоопарки отдаем.

Живая природа в портретах. Грызуны атакуют, птички чистят перышки, мишки на поляне оживают. Достичь такой динамики – высший пилотаж. Результат лесных экспедиций, сотрудничества с академиками, изучения тонн литературы. Мастерская напоминает операционную. Но волшебник вмиг исправит недостатки и вдохнет новую жизнь.

Геннадий Пузанкевич:
Алым цветом надо будет раскрашивать. Это пластик. В основном натуральные клювы, а некоторым приходится искусственные делать. Один из реквизитов, еще со школы, коробочка такая пенальчики из спичечных коробков, а хранятся в нем глаза для разных животных, для птиц. Уже натуральные по окраске, размеру. Здесь расписано, какого диаметра глаза. Чуть наклон дать другой, чуть открыть больше глаз или что, все равно чучело не будет живым.

А еще пропитать шкурку и перышки от вредителей, соблюдать влажность, температуру, чтобы как в Питере –  экспонаты хранились со времен Петра I.

В ювелирном деле учиться можно всю жизнь. Обогащаться коллекция стала после путешествий. Геннадий Константинович покорил в сланцах Килиманджаро и даже нашел себе невесту в племени каннибалов в Папуа – Новой Гвинее. Шутка, но вождь старался.

Геннадий Пузанкевич:
В нос вставляют клыки диких кабанов. Если у человека одно ожерелье значит можно сказать, что у него одна жена, если два ожерелья значит у него две жены. Ни в коем случае нельзя смотреть прямо в глаза, это как у любого животного – вызов на поединок, резко жестикулировать, спорить нельзя, потому что агрессия сразу возникает у них.
– Журналисты им бы не понравились.

– Проводник, когда уже расставались, снял головной убор и в знак признания подарил мне его. Носят они его вот так.
– Ничего так, можно в магазин.
– Особенно у нас. Практично. Это перья казуара. Они служат как зонтик защитой глаз от ливневых дождей.

О своих приключениях известный жодинец точно напишет книгу. А пока о них напоминают монстры тропиков и калейдоскоп бабочек, которым мастер часами с лупой и пинцетом расправляет усики и крылышки. Экзотика со страниц энциклопедий и голубого экрана здесь как на ладони.

Геннадий Пузанкевич:
Молуккский какаду это очень редкий вид попугая. А это самая крупная в мире по площади крыльев бабочка – Attacus atlas императорский. Жуки-носороги очень крупные, также палочники. Если посадить его на сухую ветку, он сливается очень хорошо. Есть палочники летающие, у них крылья.

Красота в каждом хохолке. Пернатые – страсть маэстро. Оно и понятно, орнитология – вторая профессия. Рассказывать про своих птиц может без остановки. Здесь школьники узнают, что Гоголем называют еще и утку. А самочки серенькие в целях безопасности, чтобы высидеть потомство. Заслушиваешься, как соловьиными трелями.

Геннадий Пузанкевич:
Здесь из ярких и более редких представлен обыкновенный зимородок, или голубой зимородок. Ныряет под воду за рыбой. Для этого у него и клюв такой длинный, мощный. Эта птичка была подобрана рыбаками.

Брать от жизни по максимуму и познавать мир – кредо нашего героя, ведь время никого не ждет. Испытал себя в велопробеге Жодино – Владивосток. На белорусском «Аисте» Геннадий Константинович проехал 10 745 километров за чуть больше, чем три месяца. Меж ночевками в палатках умудрился собрать пробы ДНК сбитых на дороге животных и птиц для Академии наук.

Геннадий Пузанкевич:
Пусть люди смотрят, что было. Некоторые виды очень редкими становятся, их может и не быть скоро А так останутся на память. Это была моя мечта со школы, чтобы в городе был краеведческий музей хороший. Сейчас там уже появился музей, экспонатов достаточно собралось.