Лукашенко о Тихановской: мерзавка. Первый раз о ней говорю. Хоть с женщинами не воюю

30.07.2021 - 20:42

Новости Беларуси. Запад раздражен тем, что белорусы оказались сильнее технологий цветных революций. Это одна из главных тем важного разговора во Дворце Независимости 30 июля. Президент провел встречу с активом местной вертикали для обсуждения общественно-политической обстановки, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Она говорит, что ее заставили (это я сегодня прочитал в докладе) выехать из Беларуси и угрожали, что там чуть ли не детей схватят и еще чего-то. Слушайте, дети для меня всегда запредельно, и вы это знаете. Дети за родителей не должны нести вот такую ответственность, что я поеду в Литву, схвачу детей. Ну, если вы их туда вывезли, защищайте. Никогда, поверьте, никогда я не ставил так вопрос.

Она пришла (вот генерал Павлюченко) к нему [начальник Оперативно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь Андрей Павлюченко – прим. ред.] и просит: «Скажите Президенту, я хочу уехать». Так было, дословно. Ты мне доложил. Я говорю: пусть едет.

Это после того, Валерий Павлович [Валерий Вакульчик, который в тот период руководил КГБ Беларуси. – прим. ред.], как их хотели сжечь в этом доме. Помнишь, когда я тебе приказал «Альфу» снять с улиц. Он кричал: «Александр Григорьевич, как «Альфу» снять, они Дворец Независимости...» – Снимай, – говорю. – С тобой будем стоять с автоматами, но защити этот дом. Сожгут же негодяи и нас обвинят.

Это все было подстроено спецслужбами, когда они собрали Координационный совет и прочее, привели в отдельный дом. И эта дура туда поперлась. Но благо, что у нее там в окружении был кто-то из наших военных, охранял ее. И он сообразил, что быть беде: зачем нас туда собирают? Он понимал, кто может решить этот вопрос. И он позвонил в МВД. Казакевич, по-моему, занимался в МВД. И я буквально (понимаете, интуиция) говорю: Валерий Павлович, немедленно снимай «Альфу», переодень, чтобы не военные были, а в «гражданке», но продемонстрируй, что мы уже увидели, чего они хотят. И это нас спасло.

И, по-моему, на следующий день или в этот день она прибежала. Я говорю: хорошо, передайте ей, МВД поможет (уже в деталях рассказываю, коль она отозвалась) тебе выехать к детям. Про мужика своего ни слова. Она попросила какую-то с Витебска семью. И еще ты эту семью там на границе ожидал – она приехала с мужем и детьми. Мы сделали все, что просила. Ну едь к детям, мы понимаем. Я вообще против женщин не воюю. Не успели выехать – звонит: «Александр Григорьевич, говорит, что у нее нет денег». Я говорю: возьми попроси (не буду говорить компанию, у государственной компании), сколько хочет, 15 тысяч долларов, да? Дай 15 тысяч долларов, пусть едет. Это все-таки дети. Вот что было. И она сегодня говорит о том, что ей угрожали, детей от нее отнимали и прочее. Мерзавка. Первый раз о ней говорю. Хоть с женщинами не воюю.

Читайте также:

Военком Гомельской области: нужно на постоянной основе организовывать кружковую и клубную работу

Игорь Сергеенко о председателях райисполкомов: в силу занятости не видят общей картины, которая складывается в стране

Президент Беларуси: мы для них чуть ли не коммунистическая страна, социалистический или советский заповедник

Loading...


Кирилл Казаков: у нас диктатура, которая позволяет жить спокойно, растить детей, но ты не имеешь права стрелять в Президента



Новости Беларуси. 8 декабря 1991 года в белорусских Вискулях подписали Беловежские соглашения. Они ознаменовали распад СССР и создание СНГ. В канун исторической даты на площадке ток-шоу «По существу» Алена Сырова и Кирилл Казаков вместе с экспертами обсудили политический и экономический фидбэк и оценили то, как строилась независимость.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
То, что Советский Союз перекраивали после 1991 года и абсолютно западные игроки, и любой конфликт, что приднестровский, что два грузинских, что карабахский конфликт, что конфликты, которые были в Средней Азии, да и те, которые были в конце 1990-х в российском Северном Кавказе – это инспирировано. И когда мы говорим о национализме, идея была одна – национализмом убить интернационал Советского Союза. И если мы сейчас будем говорить, что мы хотим создать Союзное государство интернациональное, нам говорят: «Вы же не толерантны, у вас же диктатура». У кого диктатура? Либеральная диктатура про то, что ты не мама, не папа, а родитель 1 и родитель 2? Либо же у нас диктатура, которая позволяет тебе и жить спокойно, и растить детей, но при этом, возможно, ты не имеешь права стрелять в Президента. Когда они это научатся понимать, тогда мы и построим свою идеологию.  



Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:  
Диктатура законов и диктатура традиций. У нас это присутствует. Но они считают по-другому. Совсем недавно Урсула фон дер Ляйен сказала, что Литва поступает гуманно.  

Кирилл Казаков:  
А при этом два трупа, которые выбросили из Литвы.  

Николай Щекин:  
Урсула фон дер Ляйен – это уже Гитлер в юбке. Она уже появилась, пожалуйста.  



Сергей Клишевич, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:  
История повторяется. Недавно изучал в архиве документы, и поддержка БНФ в конце 1980-х до 1991-го, пока все это не развалилось, происходила из Литвы. Листовки все там печатались. Съезды там проходили. Даже сообщали в отдельной докладной записке, что на приграничную нашу территорию приезжают специально подготовленные группы националистов и агитируют тут за развал Союза, за БНФ. История повторяется. Читал эти документы – точь-в-точь как сейчас. Та же технология, те же схемы, те же наши беглые. На то время жили там националисты, получали задание от [экстремистское СМИ – прим.ред.], это было их связующее звено, транслировали на Беларусь.  

Читайте также:  

Саевич: «Если бы не развал СССР в 1991 году, мы бы сейчас по профсоюзным путевкам на выходных на Марс летали»  

Как люди ощущают интеграционные процессы Союзного государства на себе? Вот что думает депутат  

Свиридов: Москва – третий Рим, Россия – коммунизм. Если не придумаете такой проект, вечно будете бороться или с собой, или с Западом