30 лет после аварии на Чернобыльской АЭС: как Беларусь справилась с проблемой?

17.04.2016 - 20:33

Новости Беларуси. В этом году исполняется 30 лет после аварии на Чернобыльской АЭС. Ущерб Беларуси, нанесенный катастрофой в расчете на этот срок оценивался по ценам 85-го в 32 годовых бюджета республики. За годы независимости проделана поистине фантастическая работа. Так что перенимать достижения в восстановлении земель или сохранении здоровья людей на загрязненных территориях приезжают со всего мира.

30 лет назад Любовь Старовойтову жизнь поставила перед выбором: уехать или остаться? Она осталась.

Любовь Старовойтова, житель деревни Новоселки Ветковского района:
Мы уже, конечно, думали, что уже ничего не будет.  И наш Ветковский район будет отселяться полностью, а тем более Новоселки наша деревня.

Уже в первые дни после аварии абстрактный вопрос «что делать?» белорусы сформулировали для себя в прикладной форме: «как жить дальше?» Опыта жизни на загрязнённых радионуклидами территориях в 86-ом году у человечества не было. Беларусь начинала всё с чистого листа.

Александр Подоляк, заместитель директора Республиканского научно-исследовательского унитарного предприятия «Институт радиологии»:
По цезию средневзвешенная концентрация в молоке у нас не превышает 20 беккерелей на килограмм при норме 100 беккерелей. Что касается говядины, сегодня наш норматив 500 беккерелей на килограмм. Мы переходи на норматив Таможенного союза, где норматив составляет 200 беккерелей на килограмм.

Учёные Института радиологии стали настоящими учителями жизни в новых условиях. Именно в этих стенах найдены методики ведения сельского хозяйства на территориях загрязнённых радионуклидами. Разработанные здесь кормовые добавки на основе фероцина уже в первые годы позволили снизить содержание радионуклидов в молоке в 3-4 раза. Там, где этого было недостаточно, аграриям предложили перепрофилировать производство.   

Григорий Аноприенко, директор ОАО «Комаринский» (Брагинский район):
В 96 году у нас был очень высокий уровень превышения стронция в молоке. Ушли от производства молока и начали заниматься исключительно производством мяса.

Со временем на пострадавших территориях научились одинаково успешно производить и мясо, и молоко. Здесь делают отличные сыры и консервы, соответствующие самым жёстким требованиям радиационного контроля.  Но ключом к этой новой жизни стали технологии чистого растениеводства. Ведь чистое зерно -  это чистые корма, а, следовательно, чистые молоко и мясо. Учёные выяснили, что повышенные дозы калийных и фосфорных удобрений в сочетании с известкованием почвы блокируют усвоение растениями радионуклидов.

Сергей Карпенко, главный агроном ОАО «Маложинский» (Брагинский район):
Мы сотрудничаем с Институтом радиологии. Их специалисты помогают нам, дают рекомендации.

Каждый квадратный метр пашни ОАО «Маложинский» сегодня в виртуальной базе учёных. Компьютерная программа просчитывает где, когда и что посеять аграриям, чтобы получить не только гарантированно чистый продукт, но ещё и максимальную прибыль.

Галина Седукова, заведующий лабораторией Республиканского научно-исследовательского унитарного предприятия «Институт радиологии»:
Объединив весь опыт 30 лет, мы создали программный продукт, позволяющий получать чистую продукцию  с высокой урожайностью.

Сегодня белорусской программой широко пользуются и японские фермеры.  На белорусские наработки в новом ракурсе мировая общественность посмотрела после аварии на Фукусиме.

Александр Подоляк, заместитель директора Республиканского научно-исследовательского унитарного предприятия «Институт радиологии»: Более 40 делегаций из Японии было в Институте, плюс наши коллеги выезжали в Японию в качестве экспертов.

Параллельным курсом все тридцать лет шла и медицина. Выстроенная за эти годы высокотехнологичная система здравоохранения сегодня работает, как часы.

Александр Рожко, директор Республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека:
Беларусь, столкнувшись с этим, выработала свою систему организации медицинской помощи, систему специальной диспансеризации.

Сухая статистика: средняя продолжительность жизни в пострадавших регионах  сегодня на год выше чем в общем по Гомельской области и превышает 73 года. Специалисты связывают этот факт, прежде всего, с повышенным вниманием к здоровью населения: каждый житель региона ежегодно проходит целый ряд дополнительных обследований, одно из них -  спектрометр излучения человека. Для того, что бы узнать  сколько за жизнь организм накопил радионуклидов, необходимо просто три минуты посидеть в этом кресле.

Медики научили здесь людей внимательно относиться к своему здоровью и здоровью своих близких. Отсюда и результат. Например, в Наровле в прошлом году впервые был отмечен естественный прирост населения: в одном из самых пострадавших районов в 2015-ом родилось на пять человек больше, чем умерло.

Иван Репичев, заведующий Брагинской Центральной районной поликлиникой:
Наш район считается пострадавшим от чернобыльской катастрофы. Естественно, мы насторожены в плане любой патологии.

Всемирно признанная патология для поколения «ЧАЭС» - изменения в щитовидной железе. В Гомеле научились прогнозировать эту патологию, что позволяет выявлять заболевание на самых ранних стадиях. В этом случае лечение даёт 100-процентный положительный результат.

Эльдар Надыров,  заместитель директора по научной части государственного учреждения «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека»:
Наши исследования показали, что мы можем выявить маркёры радиационного воздействия. Это абсолютная мировая новизна. Технологий аналогичных в мире в настоящее время просто нет.

Подобных открытий на счету учёных центра десятки. На каждый получены сертификаты  и патенты. Белорусские диагносты в области патологий щитовидной железы вообще лучшие на планете.  За передовым опытом в Гомель едут врачи из США и Японии. Не говоря уже о том, что среди пациентов центра граждане 26 государств. Каждая третья операция производимая в РНПЦ описывается эпитетом «высокотехнологичная».

Леонид Новиков,  участник эвакуации людей  с территорий пострадавших то катастрофы на ЧАЭС:
В Минске надеются, что здесь это сделают лучше и тоньше.

Сегодня на пострадавших территориях начался новый этап: в Добруше  возводят современное бумажное производство, в Брагине в этом году планируют начать добычу солнечной энергии, а на Ветковщине  строят крупнейшую в регионе птицефабрику.

Любовь Старовойтова, житель деревни Новосёлки Ветковский район:
Эта птицефабрика именно в деревне Новоселки строится. Это очень большое счастье. И мы возлагаем большие надежды.

За тридцать лет Беларусь потратила из бюджета на преодоление последствий аварии на Чернобыльской АЭС более 22 миллиардов долларов. То есть так или иначе каждый белорус внёс свою лепту в решение этой глобальной задачи – задачи, которую до нас никто не решал, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Loading...


Ольманские болота – магнит для туристов. Какая она – жизнь Полесья после техногенной катастрофы?



Новости Беларуси. Край Ольманских болот – визитная карточка Беларуси. Но 30 лет назад на эти земли обрушилась крупнейшая техногенная катастрофа XX века. Не бежать от последствий Чернобыля, а научиться с ними жить – такое решение было принято на самом высоком уровне. Все эти годы за землю сражались и государство, и сами люди, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Новые условия сельского хозяйства, социальные стандарты и даже туризм. Чем живут полешуки сегодня – репортаж Кристины Протосовицкой.

Фото было сделано на память, чтобы помнить, как мы раньше работали.

Когда Михаил Баланович пришел молодым специалистом, ферма была еще вся из дерева, а территория вокруг после дождей буквально утопала. Болото отвоевывало свое. В 2015 году по чернобыльской программе животноводческий комплекс полностью обновили, а это 60 рабочих мест для местных. За пять лет здесь вдвое увеличили производство молока. И это не предел.

Михаил Баланович, бригадир производственной бригады МТФ «Ольманы» сельхозпредприятия «Струга»:
А что самое главное? Главное – трудовой ресурс и условия. Здесь база есть, работа есть, деньги заработать есть где. Поэтому уже и мысли поменялись – куда-то ехать.

Ему в 90-х трактор пообещал лично Александр Лукашенко. Узнали у него, как это было

Территория Ольман и прилегающих земель оказалась в зоне поражения цезием-137. Почти 3 000 гектаров сельхозугодий заражены в разной степени. Земля пригодна только для животноводства. Глубокая вспашка, мелиорация и удобрения. В хозяйстве выработали схему чистых полей. Накормить нужно полтысячи голов. Новые условия повысили продуктивность буренок на 60 %. За качеством молока следят ежедневно.

Михаил Костюк, директор сельхозпредприятия «Струга»:
Выручка выросла за это время на 312 %. Зарплата, соответственно, у рабочих в четыре раза выросла. И благодаря поддержке удобрения по Чернобылю получаем. Урожайность полей повысилась, корма стали качественнее заготавливать.

Когда случился Чернобыль, Прасковья Полукошко работала медсестрой и, как никто другой, осознавала последствия. А потом стала тем человеком в деревне, кто проверял на радиоактивность все: молоко, ягоды, грибы. Карты чистых зон составляла сама. Муж изучал местность, а она проводила анализы. Информацией делились со всеми.

Прасковья Полукошко, жительница деревни Ольманы:
После этой аварии много изменений произошло. Во-первых, дорогу построили. А если дорога есть, тогда и доставка лучше, и магазины, и привезти стройматериалы лучше. Стали люди строиться. А потом по президентской программе газ провели. Теперь в каждом доме есть вода и отопление. Уже не надо дрова палить, золу вдыхать.

Сегодня леса Ольман поражены на 95 %. Правда, время берет свое. Уровень постепенно снижается. Особенность цезия и в том, что он распространяется крайне неравномерно. Местные уже знают свои «чистые пятна», а на них раздолье ягод и грибов.

Александр Колб, лесничий Кошаро-Ольманского лесничества:
Не только ольманцы едут. Едут и из Столина, откуда угодно. Некоторые люди за счет этого живут, особенно ольманцы. Люди идут, собираются с ночевками у болота, ночуют и назад выходят.

Ольманы сегодня насчитывают чуть больше 1 000 человек. Они научились жить здесь сами и готовы приглашать гостей. Ольманские болота – настоящий магнит для туристов. А брендом места стал Международный фестиваль клюквы. В будущем именно туризм рассматривают как точку роста.

Нина Липская, председатель Стружского сельсовета:
Пользуется у нас авторитетом деревня, развивается. Если сравнивать то, что было раньше, то после чернобыльской трагедии со стороны государства было сделано очень много.

Чтобы вернуть жизнь пострадавшим землям, сделано действительно многое – реализовано пять государственных чернобыльских программ. Людей не бросили на произвол судьбы. Президент ежегодно бывает в этих краях, чтобы лично убедиться: районы с меткой беды действительно возрождаются. И сегодня, спустя десятилетия, речь идет уже не о реабилитации территорий, а об их развитии. Поручение главы государства – до сентября создать программу на перспективу и за пять лет полностью восстановить загрязненные регионы.

Александр Лукашенко, посещая Брагин: «Нам нужно высадить лес на свободных площадях, а их, мужики, немало»

Чернобыльская авария для страны стала национальным бедствием. Но благодаря терпению, трудолюбию и желанию людей жить на своей земле белорусы и Беларусь сделали практически невозможное: на пострадавших территориях вновь кипит жизнь.

Все, приготовились. Раз, два, три, четыре. Держим.

Новое поколение маленьких ольманцев старательно тянут носочек. Больше 40 детей и свой танцевальный коллектив. Любовь привела брестчанку Аллу Денисович в ольманские места. Как жена декабриста, уехала за мужем. Диалект и быт полешуков впечатлил больше всего. А вот чернобыльские последствия не испугали.

Алла Денисович, заведующая сельского Дома культуры:
Вы знаете, я почему-то на тот момент как-то не задумывалась над этим, что радиация, сюда категорически ехать нельзя, хотя разговоры были, потому что это деревня до сих пор с правом на отселение. Столько в деревне детей.

Кристина Протосовицкая, корреспондент:
Кто-то скажет небрежно: «Загрязненная территория». Полешук никогда так не отзовется о любимой земле. В свое время эту преданность месту в самый непростой период смогло рассмотреть государство. И сегодня очевидно: шанс дали не зря.