«Некоторые журналисты перестают быть журналистами, когда доходят до определённой черты». Где проходит грань профессиональной этики?

11.10.2021 - 19:54

Новости Беларуси. Почему работу журналистов сейчас рассматривают под мощной лупой? Как ориентироваться в информационном потоке и что нужно знать о работе журналиста? Об этом эксперты развернули жаркую дискуссию в ток-шоу «По существу».

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Некоторые журналисты перестают быть журналистами, когда доходят до определенной черты. И есть такое понятие – журналист и активист. Очень многие, например, Григорий, делали сюжеты по бывшим сотрудникам TUT.BY, которые в принципе координировали протесты. Журналистика и активисты в нашей стране как-то совместимы? И вообще, как они делятся? Человек, который вышел на митинг освещать его, но со своей личной позицией подает это все немного в искривленном виде.

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Во-первых, я считаю, необходимо снять розовые очки и принять ту позицию, что классической журналистики, которая раньше была, которую представляли в свое время Юлиан Семенов, Фил Донахью и Владимир Молчанов, которые действительно решали политические вопросы, экономические. Но классика уже ушла. Все, на этом надо завершить.

Кирилл Казаков:
А в условиях этой гибридной атаки, которая у нас идет? Мы же тоже защищаем государственную позицию. Мы тоже, наверное, активисты. Правильно?

Николай Щекин:
Конечно, активисты и журналисты – это совершенно разные категории.

Андрей Муковозчик, колумнист «СБ. Беларусь сегодня»:
Чтобы Николаю Сергеевичу было немножко проще, давайте так: если мы не на войне, давайте размазывать белую кашу по чистому столу на предмет этики, когда становится и так далее. А если мы на войне, то если ты стоишь в том окопе, откуда в нас стреляют…

Кирилл Казаков:
Признаем, что мы сейчас на войне.

Андрей Муковозчик:
Ну и все.

Григорий Азаренок, политический обозреватель ЗАО «Столичное телевидение»:
Нет никакой журналистики и журналистской этики. Ее просто не существует.

Андрей Муковозчик:
Если ты работаешь на вражеские танки, какой ты журналист?

Николай Щекин:
Андрей, согласись, что постоянно на войне нельзя быть – нужны правила.

Андрей Муковозчик:
Мы ее выиграем и вернемся к мирному небу.

Алена Сырова, СТВ:
Мы пытались какой-то период времени до тех событий, которые произошли, до убийства сотрудника КГБ, вернуться в мирное русло.

Кирилл Казаков:
Договориться, попытаться с ними сесть за стол переговоров.

Алена Сырова:
Что из этого вышло?

Николай Щекин:
Приехал Мэтью Чанс. Скажите, он на войне? Не на войне. А получилось так, что он приехал с нами воевать.

Игорь Тур, политический обозреватель ЗАО «Второй национальный телеканал»:
Не совсем с нами и воюют, если разобраться.

Николай Щекин:
Он все равно внес свою определенную лепту, что бы там ни говорили. Да, извините меня, он стоит своих коррупционных руководителей, если можно так сказать. Они все уже проворовались. Он проплачен и не единожды – трижды, четырежды.

Григорий Азаренок:
Мы видели, как вели себя на «Большом разговоре» журналисты CNN и BBC. Им уже три раза все объяснили, у них есть только своя мантра. И все, больше ничего нет. Нет никакой журналистики, не существует никакой журналистской этики. Есть солдат информационной войны и те, кто пишет прогноз погоды.

Андрей Кривошеев, председатель Белорусского союза журналистов:
Журналистская этика существует. Просто это как набор заповедей. То есть это идеальный образ журналиста, к которому стоит стремиться.

Читайте также:

Вадим Гигин: предприняты действия по прекращению работы бывших СМИ, которые перестали выполнять свою функцию

«Мы не хотим разглашать эту информацию». Андрей Кривошеев раскрыл подробности скандала с «КП»

Игорь Тур: «Комсомолка в Беларуси» пытается делать из себя белую и пушистую, пока мы не добрались до личных сообщений сотрудникам госСМИ

Loading...


Юлия Артюх о фейках: говорили, я ведущая, которую десантировали из России, а на форуме выступала Анжелика Курчак



Новости Беларуси. Кто раскручивает политический спиннер на постсоветском пространстве? Как связана международная повестка с предпосылками из прошлого? События в Казахстане стали поводом для теледискуссии 10 января в ток-шоу «По существу».  

Алена Сырова, СТВ:  
Юля в августе 2020-го была под обстрелом фейков. Ты вообще российская ведущая, которая была к нам десантирована.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Один из экстремистских Telegram-каналов написал, что выступление Токаева – это не выступление Токаева, применены технологии дипфейка, это даже не президент Казахстана вещает перед народом. Юлия, ты российская телеведущая, ты прошла через хейт. Как это? Ты, зная правду, абсолютно понимая, каким образом ты пришла на телевидение и стала говорить то, что ты хочешь говорить, ты проживала, переживала, как ты сейчас понимаешь эту историю?  

Юлия Артюх, политический обозреватель телеканала «Столичное телевидение»:  
Конечно, это неприятно, когда ты знаешь правду, и повсеместно распространяется откровенная ложь. Помимо того, что я ведущая, которую десантировали из России, еще говорили, что на форуме выступала Анжелика Курчак – это представитель Генеральной прокуратуры – и зачем было менять имя, тогда очень большая волна была. Как с этим бороться?  

Вадим Гигин, политолог, председатель правления Республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
Юлия, вы какая-то Мата Хари, у вас столько лиц. Но давайте скажем правду: вы Григорий Азаренок.  

Юлия Артюх:  
Только женского рода.  

Алена Сырова:  
Возвращаясь к серьезной тематике: как донести правду?  

Юлия Артюх:  
Единым фронтом тогда объединились, на мой взгляд, все, кто мог говорить: и госСМИ, и блогеры, и общественники, и депутаты, и чиновники. Все просто валом начали выдавать информацию, которая происходит на самом деле здесь. Ведь надо понимать, что фейки откуда были? Из-за границы. Там сидели, сочиняли. Было так, было так. Что касается, хотелось бы добавить по поводу того, что Россию действительно хотят представить как агрессора. И сейчас, когда ввели войска ОДКБ, пытаются тоже сказать, что это же с позиции захвата. Но нет. Видите, как хорошо на самом деле получилось, что Токаев получил о помощи сам. Но безусловно, я думаю, и Россия, и мы переживали за эти события. Извините, у России с Казахстаном 7 600 километров граница. Как она может не беспокоиться о том, что происходит в соседней стране? Так было с Украиной. Когда там начались волнения, Россия не реагировала. Не было призыва Украины. Украина тогда положилась на Евросоюз, на натовские силы, еще куда-то. И получилось, что в Украине до сих пор война. Хотя ведь Россию беспокоит Украина.  

Россия действительно хочет захватить Казахстан? Вот что на этот вопрос ответил военный аналитик.