«На агрессивные сообщения лучше не реагировать, а проигнорировать». Как обезопасить детей в соцсетях

12.09.2018 - 12:35

6-классник Акимир – интернет-пользователь со стажем. Его виртуальная история закрутилась ещё 3 года назад. Про общение «через экран монитора» мальчишка узнал не от сверстников.

Акимир Шатер:
Мама сидела в Интернете, потом я ещё у друзей увидел. Спросил у мамы, она меня сама зарегистрировала, потом я нашел первого друга одноклассника. Это было в 3-ем классе.

«Запретный плод сладок» – основа воспитательной методики мамы Светланы. На желание сына вести «двойную жизнь» девушка отреагировала по-философски – «время пришло». Со своим чадом она и в реальности «бест френдс», и в Интернете сразу выстроила крепкую дружбу: взаимные подписки, обмен лайками и теплые комментарии – такой ненавязчивый способ оставаться в курсе онлайн-деятельности своего отпрыска, и, как оказалось, действенный.

Светлана Шатер:
Я обнаружила переписку своего сына с девушкой, которая гораздо его старше, ей больше 20 лет, хотелось запретить, поругать, заблокировать, но я этого не сделала, решила посмотреть. По переписке я поняла, что у них какие-то встречи, но это оказались виртуальные встречи в другой социальной сети и в игре. Она абсолютно безобидная, интересная даже.

Но эта история могла закончиться и по-другому. Ведь, интернет-пространство – сродни космосу, и какие «неопознанные объекты» там только не встречаются: кибербуллинг, троллинг, хейтеринг – все это ребенком принимается за чистую монету и влияет на формирование его личности.

Татьяна Романовская, психолог:
Ряд мессенджеров имеют ограничения для Евросоюза – это регистрация с 16 лет. Вконтакте – это 14 лет, здесь нужен обязательный родительский контроль. Это крайне вредно для детей до 12 лет. Это приводит к проблемам с вниманием, со зрением, это приводит к снижению успеваемости, психическим заболеваниям, я уже не говорю про то, что гиподинамия крайне вредна для развития.

Чтобы не попасться в лапы «сетевого монстра» нужно быть во всеоружии и детям, и их родителям.

Светлана Гусятникова, социальный педагог ГУО «Гимназия №10 г. Минска»:
На агрессивные сообщения лучше не реагировать, а проигнорировать. Можно напомнить агрессору, что в случае, если он угрожает жизни, здоровью и эти угрозы повторяются, можно обратиться в милицию. Желательно использовать программы, блокирующие вредоносную информацию на компьютерах и телефонах.

Главное помнить: ребёнок, обделенный вниманием и заботой в семье, особенно уязвим. И всего один анонимный запрос в лжедрузья может обернуться трагедией. Лучше сыграть на опережение!

Loading...


Что нужно, чтобы сплотить белорусское общество? Мнение Юлии Артюх



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – Юлия Артюх.

Ольга Коршун, ведущая:
У вас экономическое образование. Вы работали в агрокомбинате «Дзержинский».

Юлия Артюх:
Да, я работала экономистом, закончила Белорусский государственный аграрно-технический университет, экономика и управление на предприятии. Я училась на бюджете, после окончания меня распределили в агрокомбинат «Дзержинский», я пришла туда работать.

Ольга Коршун:
Я веду к тому, что у вас рациональное мышление, вы четко понимаете, можете планировать. Что нам делать дальше? Вы со своим рациональным мышлением, не гуманитарным складом ума, как разрешить этот накал, который произошел между белорусами? Нужно придумать, как жить всем вместе в одной стране, на одной территории и желательно уважать и любить друг друга.

Юлия Артюх:
Да, довольно сложная ситуация произошла у нас в стране и впервые. Она нам показала, что все-таки есть такие белорусы, которые чуть что готовы подхватить какую-то бесшабашную идею, нестись, не мысля, не думая, не ценя то, что есть. Наверное, надо (это из разряда размышлений, потому что у нас много есть структур, которые непосредственно этими вопросами занимаются: идеологические, общественные объединения) это все делать немного ярче. Может, отойти от каких-то шаблонных мероприятий. Я не говорю, что они плохие, но для моего возраста какие-то мероприятия, которые проходят, интересны, а для молодежи неинтересны. Доступным языком, не официальным, рассказывать людям, что происходит в стране, как это далось, что мы имеем, а каким-то более неформальным.

Мне очень нравится опыт гродненского губернатора, когда он беседует с людьми возле костра. Это прекрасно. А ведь в таких беседах он узнает, чем живут граждане, в частности люди, проживающие в его области, какие проблемы есть. Это же аналитика. Ты услышал о проблемах, провел аналитику и разрабатываешь какую-то дальнейшую стратегию развития области, решения проблемы. То же самое и в рамках страны. Когда есть понимание этих проблем, они идут не просто наотмашь или какое-то заглаживание. Кстати, я всегда говорила и говорю, что есть люди на местах, которые не осознают груза ответственности. Есть человек, он назначен на должность, именно местный уровень я беру, он как-то не понимает, что его «нет», человек воспримет как отказ Президента. Я знаю, что это сложно, я сама работаю с обращениями граждан, я в этом разбираюсь, сложно с каждым провести, донести человеку.

Ольга Коршун:
Это надо пропустить через себя.

Юлия Артюх:
Да. Но все же это необходимо. Потому что если человек выходит из кабинета чиновника, не понимая, почему ему отказали, в нем копятся злость, агрессия, обида, непонимание. Второй раз где-то отказали – опять то же самое. А если человек уходит с пониманием, почему так не случилось, почему так нельзя, закона нет или как ему двигаться дальше, как в моем случае. И чувство ответственности у людей надо тоже воспитывать, объяснять с малых лет.

Жена офицера – это такой же человек в погонах? Вот что на этот вопрос ответила Юлия Артюх – подробнее здесь.