«Этот уклад для части молодёжи будет неприемлем». Первый секретарь БРСМ о власти талибов

06.09.2021 - 23:50

Новости Беларуси. Конфликт интересов в геополитическом разрезе. Кто страдает «афганским синдромом» и почему мир может треснуть по швам? Большую политику с политологами и экспертами разобрали 6 сентября в прямом эфире ток-шоу «По существу».  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Вы как новый руководитель БРСМ – все-таки общественная организация в любом случае должна высказывать свое мнение. У нас сейчас общественная организация помогает афганцам на границе. Например, «Красный крест». У вас есть какие-то запланированные акции, чтобы помочь, включиться в эту историю. Эти миграционные потоки в любом случае через нашу страну будут идти. И второй вопрос. Сейчас в связи с тем, что Афганистан становится второй горячей точкой, все чаще в быту ходит идея, что учения ОДКБ, которые начнутся на границе с Афганистаном, привлекут наших ребят в качестве солдат. Если в Сирию не поехали, то в Афганистан точно.

Александр Лукьянов, первый секретарь Центрального комитета БРСМ:
Чуть меньше месяца возглавляю крупнейшую молодежную организацию, долгое время я являлся офицером Министерства по чрезвычайным ситуациям. Так или иначе, министерство вовлечено в общую систему формирования безопасности нашей страны. Конечно, очевидны и риски, с учетом того, что начиная с 2001 года с момента вторжения Великобритании, США на территорию Афганистана, начало формироваться поколение Z, которое жило в тех условиях, где навязывались определенные парадигмы внешнего восприятия. Это и культурные, и морально-нравственные ценности, в том числе религиозные. Сформировавшееся поколение не представляет собой классических мусульман. Это уже молодые люди, которые подписаны на массу социальных сетей, аккаунтов стримеров, лидеров мнений в молодежной среде, которые, конечно, где-то впитывали этот образ. Для них это привычный образ жизни.

Александр Лукьянов:
С понимаем того, что талибы вновь возвращаются, возникают вполне справедливые риски, этот уклад для части молодежи будет неприемлем. По разным подсчетам и оценкам, порядка 3 миллионов, в том числе и молодых людей, ожидается миграционный процесс. Беларусь стоит одним из форпостов на пути этого потока. Очевидно, что это риски для нас, это наркотрафик, дешевая революционная сила, пополнение протестных баз. Очевидно, с этим работа проводится. Тут в том числе и оружие, которое американцы бросили, они же его не уничтожили. Они его оставили с определенной целью. И для молодых афганских ребят, которые ищут, как укрепить свое материальное положение, это будет одной из точек негативных опор.

Читайте также:

Андрей Русакович: «Мы преувеличиваем угрозы, которые исходят от Афганистана»

Так называемое бегство американцев – это инсценировка? Историк о выводе войск США из Афганистана

«Готовы, дождавшись этой стабильности, вернуться опять в эту страну». Что говорят афганцы, которые живут в Беларуси?

Loading...


Андрей Русакович: «Мы преувеличиваем угрозы, которые исходят от Афганистана»



Новости Беларуси. Конфликт интересов в геополитическом разрезе. Кто страдает «афганским синдромом» и почему мир может треснуть по швам? Большую политику с политологами и экспертами разобрали 6 сентября в прямом эфире ток-шоу «По существу».

Андрей Русакович, заведующий кафедрой факультета международных отношений БГУ, член Совета Республики Национального собрания Беларуси:
Мне кажется, мы преувеличиваем угрозы, которые исходят от Афганистана в настоящее время. Афганистан на протяжении своей истории никогда не являлся, скажем так, источником военных опасностей для региона. Агрессия оттуда никогда не исходила. Я не думаю, что талибы серьезно настроены сломать эту традицию. Это первое. Второе – речь идет о гуманитарном кризисе: это беженцы, это недостаток продовольствия, в том числе и в сельских регионах. Это серьезный вопрос. Это бедность, это наркопроизводство и наркотрафик. К этим вызовам традиционным мы должны быть готовы. Как готовы, например, страны регионов где-то в той или иной степени, как готов Европейский союз. ЕС пережил уже много волн миграции, самая серьезная – это распад Югославии.

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Афганистан не является вызовом, но является спусковым крючком. Вот что самое главное.

Андрей Русакович:
Прозвучал, когда началась «арабская весна». Это было серьезно. 2011 год.

Андрей Чернобай, военный аналитик Белорусского института стратегических исследований:
Мы упускаем важный момент. Афганистан является наблюдателем Шанхайской организации сотрудничества. Талибы уже намекнули, что хотели бы там остаться. Но мы тоже наблюдатели ШОС. Поэтому если новый Афганистан останется, мы все равно будем сотрудничать. Сотрудничать по-мирному: строить, продавать, торговать. Но не воевать.

Николай Бузин, доктор военных наук, профессор:
Торговать и продавать мы можем, там нет продовольствия, это необходимо. Два дня назад президент Казахстана говорил, что мы на протяжении многих лет туда поставляли зерно, продукты и так далее. Почему бы не помочь таким же образом Афганистану через соответствующие налаженные торговые отношения? Почему нет? Логистика есть, все есть.

Читайте также:

Так называемое бегство американцев – это инсценировка? Историк о выводе войск США из Афганистана

«Готовы, дождавшись этой стабильности, вернуться опять в эту страну». Что говорят афганцы, которые живут в Беларуси?

Историк о наркотрафике в Афганистане: «Надо будет, они увеличат производство, потому что важный источник бюджета»