«Есть проявления нацизма где-то из подполья». Не будет ли реванша фашистских идей в Германии?

08.11.2021 - 20:53

Новости Беларуси. Геноцид белорусского народа во время Великой Отечественной войны и после нее. Понесут ли наказание спустя 80 лет те, кто своими руками уничтожал целые деревни и ни в чем не повинных людей? Почему сегодня важно говорить об этом? В ток-шоу «По существу» акценты в этой теме расставят эксперты.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
У нас есть возможность поговорить с экспертом из Германии, который может сказать, не будет ли реванша фашистских идей в той же Германии?

Александр Рар, журналист, политолог (Германия):
В Германии нет нацизма, но в то же самое время есть проявления нацизма где-то из подполья. Например, кто поджигает дома беженцев, которые здесь просят политического убежища. Вот уже последние 30 лет это происходит достаточно регулярно. Людей ловят, достаточно жестко наказывают, в тюрьму сажают. В основном это люди фашистского направления, но это одиночки. Прошел какой-то процесс взаимопонимания и попытки примириться. Серьезно примириться после Второй мировой войны. Вы не услышите ни одну официальную речь в юбилей каких-то значимых дат Второй мировой войны, где немецкий политик не говорил бы со стыдом и отвращением о том, что Гитлер делал на востоке Европы. Но вопрос сейчас предоставления жертвам или этой всей политике статуса геноцида, то есть приравнивание его к Холокосту, будет иметь определенные политические последствия. Вплоть до призыва к выплатам компенсации со стороны Германии. Это тоже где-то может поставить под вопрос, я сейчас говорю осторожно, но все равно нужно об этом подумать, вопрос примирения, который длился еще с СССР и теперь с Беларусью, Украиной, Россией, с Германией на протяжении последних десятилетий.

Читайте также:  

Почти готов законопроект о признании геноцида белорусского народа. Почему его принимают только сейчас?  

«Существует отдельный батальон». Кто будет контролировать исполнение закона о геноциде?  

«Каждый день в нашем городе умирали». Почему Беларусь имеет право говорить о геноциде народа?  

Люди в материале: Александр Рар, Кирилл Казаков
Loading...


«Время не щадит никого, ничего». Чем судмедэксперты могут помочь при установлении имён погибших бойцов при раскопках?



Новости Беларуси. «Это нужно не мертвым, это нужно живым». Поистине пророческие строки еще в 1960 годы написал Роберт Рождественский. Погибших в годы Великой Отечественной не вернуть. Как и не остановить время, которое все дальше и дальше уносит нашу выстраданную Победу, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Единственное, что нам остается – это сохранить в памяти историческую правду.  

Генпрокуратура на неделе передала музею ВОВ вещественные доказательства нацистских преступлений против жителей БССР. Личные вещи, посуда, монеты, гильзы. Всего 97 предметов было обнаружено во время раскопок осенью 2021 года в урочище Уручье. По информации прокуроров, в этом месте, на которое вышли после обращения местных жителей, захоронено более 38 000 мирных жителей, а также военнопленных.  

За 2022 год планируется исследовать еще около 100 трагических точек на карте Беларуси. Работа очень трудоемкая и скрупулезная. С 2015 года уже проведено более 300 экспертиз. На какие вопросы способны ответить специалисты, исследуя костные останки? Можно ли определить пол и возраст захороненных людей? И реально ли установить их имена? Тему продолжим обсуждать с гостем программы. У нас в студии Олег Куль, заместитель начальника управления медико-криминалистических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз.  

Определяем, чьи это останки, человеческие или животные, скольким людям они принадлежали  

Илона Волынец, СТВ:   
Расскажите, пожалуйста, более подробно, какие исследования вы сейчас проводите?  

Олег Куль, заместитель начальника управления медико-криминалистических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз:  
Специалисты занимаются различными вопросами, связанными с нанесением телесных повреждений и убийствами людей. В частности, они определяют характер и механизм образования телесных повреждений, возможность их образования от тех или иных предметов, занимаются исследованием следов крови на месте происшествий и на одежде. Кроме того, мы занимаемся исследованием костных останков. При этом мы определяем, чьи это останки, человеческие или животные, скольким людям они принадлежали, каковы пол и возраст этих останков.

Илона Волынец:  
По сути, вы работаете наперегонки со временем. Столько десятилетий прошло. Всегда ли возможно докопаться во всех смыслах до истины? Может быть, используется какое-то специальное оборудование?  

На всех костных останках имелись следы ампутации, трепанации черепа, следы осколочных и пулевых ранений  

Олег Куль: 
Естественно, что время делает свое дело. Изменяются события, изменяются люди, что-то у них забывается, изменяются те объекты, которые мы исследуем. В частности, если взять костные останки, то время не щадит никого, ничего. И даже костная ткань, самая прочная ткань в организме человека, претерпевает значительные изменения. Но тем не менее, даже если объекты пролежали в земле десятки и сотни лет, можно установить, человек это был или нет, его пол, его возраст, возможно, какие были ему причинены телесные повреждения.  

Илона Волынец:  
Понятно, что во время исследований приходится приходить к каким-то, может быть, даже неожиданным выводам. Может быть, была такая история, такой случай?  

Олег Куль:  
Несколько лет назад исследовались костные останки из места воинского захоронения на территории Минска. Особенностью было то, что практически на всех костных останках этих людей, военнослужащих, погибших в годы войны, имелись следы оказания медицинской помощи, следы ампутации, трепанации черепа, следы осколочных и пулевых ранений. Следовательно, мы могли предположить, а потом историки и краеведы установили, что это было захоронение при госпитале, где военнослужащие умирали от полученных ранений.  

Нашли пенал, внутри свернутый листок, на нём карандашом были написаны фамилия, имя, отчество бойца  

Илона Волынец:  
Помогают ли ваши исследования восстановить историческую справедливость и определить, кто именно был похоронен в том или ином месте?  

Олег Куль:  
Здесь я могу привести такой пример из собственной практики, когда возле одного из поселков Минского района при проведении земляных работ были обнаружены костные останки. При дальнейшем проведении раскопок было установлено, что это останки военнослужащих, потому что там обнаружились следы военной амуниции, обуви, одежды, награды, знаки различия, фрагменты оружия, патроны, пули, гильзы. В том числе был обнаружен пластмассовый пенал, внутри которого находился свернутый листок бумаги, на котором простым карандашом были написаны фамилия, имя, отчество бойца, год его рождения, год призыва и место призыва. Этот пенал был передан правоохранительным органам, которые впоследствии передали его в военкомат. И было установлено, что этот человек призывался с территории тогдашней Украинской ССР и погиб в так называемом Минском котле.  

Илона Волынец:  
Ну и наконец скажите, на ваш взгляд вообще как даже белоруса, насколько важно сейчас заниматься такой работой?  

Олег Куль:   
Знаменитый лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто» не потерял своей актуальности и сейчас. И, как сказал один из известных деятелей, пока не найден, не захоронен и не опознан последний неизвестный солдат, эту работу надо продолжать.