Эдуард Скурат: люди благодарят нас за то, что возбуждено и расследуется уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси

03.08.2021 - 22:25

Новости Беларуси. В программе «Постскриптум» на СТВ Эдуард Скурат, заместитель руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры Беларуси по расследованию уголовного дела о геноциде, и Николай Щекин, кандидат философских наук, политолог.

Юлия Бешанова, СТВ:
Эдуард Михайлович, я так понимаю, что дело и для сотрудников прокуратуры непростое, потому что с таким масштабом, наверное, не сталкивались не только белорусы, но и специалисты. Генпрокуратура в апреле, по-моему, обратилась к белорусам с просьбой оказать содействие в расследовании этих эпизодов. Насколько активно идут к вам?

Люди благодарят нас за то, что возбуждено и расследуется уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси

Эдуард Скурат, заместитель руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры по расследованию уголовного дела о геноциде:
После того как в средствах массовой информации мы обратились к жителям Беларуси, гражданам Беларуси с просьбой сообщать о таких фактах, к нам стали поступать многочисленные обращения. И в самих обращениях люди указывали об известных им фактах, обращались как сами очевидцы тех событий, так и их родственники. Со всеми этими людьми нами были проведены беседы, они были допрошены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Юлия Бешанова:
То есть можно сказать, что белорусское общество подключилось к этому процессу?

Эдуард Скурат:
Безусловно. Во многих обращениях люди благодарили нас за то, что это уголовное дело возбуждено и оно расследуется. Это очень важно для нашего населения.

Николай Щёкин: пора уже признать и холокост Беларуси, потому что наша страна во время войны пострадала больше всех

Юлия Бешанова:
Уголовное дело возбуждено в апреле, но на сегодняшний момент такое большое количество работы уже проделано. Как это удалось?

Эдуард Скурат:
Для расследования уголовного дела создана следственная группа, в состав которой входят не только работники прокуратуры – всех уровней: и Генеральная прокуратура, и областные аппараты, и районные прокуроры. Ну и следователи Следственного комитета, которые тоже выполняют целый ряд, большой ряд следственных действий по уголовному делу.

«Благодаря выжившим очевидцам были установлены ранее неизвестные места захоронений»

Юлия Бешанова:
Достаточно ли у вас свидетелей? Что на этот момент уже сделано? Может быть, есть уже какие-то цифры, которые мы можем произносить вслух?

Эдуард Скурат:
Могу сказать, что на сегодняшний день по уголовному делу допрошено более 4 500 человек, проведен целый ряд следственных действий, такие как осмотр мест происшествий, когда люди сообщают нам о ранее неизвестных, неучтенных местах захоронения, экспертных исследований очень много проведено.

Юлия Бешанова:
Уже что-то подтвердилось?

Эдуард Скурат:
Да, есть подтвержденные факты, когда благодаря выжившим очевидцам были установлены ранее неизвестные места захоронений.

Юлия Бешанова:
Мы можем какие-то из них сегодня назвать?

Эдуард Скурат:
Думаю, давайте мы сначала проведем экспертные исследования, потому что раскопки на данных местах на начальном этапе. Чтобы озвучивать какие-то цифры, пока время не наступило, преждевременно еще.

Юлия Бешанова:
Если говорить о 4 500 свидетелей, которые были допрошены, – это живые свидетели, это потомки? Кто эти люди?

Эдуард Скурат:
Не менее 4 000 – это узники, непосредственно люди, которые находились в лагерях, которые рассказали о тех событиях, фактах, которые они наблюдали, зверствах. Также были допрошены родственники, жители, которые располагают информацией о фактах злодеяний фашистов.

«Это как дань памяти тем людям, которые погибли в период войны»

Юлия Бешанова:
Чисто технический вопрос. Эти допросы свидетелей – это аудиофиксация, видеофиксация? Как это происходит?

Эдуард Скурат:
Стараемся максимально использовать видеофиксацию прежде всего. Когда наглядно видно, как человек рассказывает со слезами на глазах о тех событиях, которые он пережил, это имеет значительное доказательное значение по уголовному делу. В то же время это как дань памяти тем людям, которые погибли в период войны. Ну и историческая память, наша с вами историческая память.

Юлия Бешанова:
Может быть, есть смысл уже по завершении уголовного дела сделать эти свидетельства достоянием общественности? Есть такие мысли?

Эдуард Скурат:
Да, мысли такие действительно возникают – сделать целый ряд сюжетов. В этом мы в том числе воспользуемся и вашей помощью.

Николай Щекин, политолог:
Пока идет процесс.

«Со стороны стран Запада пока на наши обращения ответов не поступало»

Юлия Бешанова:
Это совместная международная работа? Вы сейчас обращаетесь за помощью к соседним странам, может, за архивом? Как эта часть работы построена?

Эдуард Скурат:
Налажена работа на достаточно высоком уровне с Российской Федерацией, где основные архивы Советского Союза. Также мы обращались за оказанием помощи, правовой помощи в частности, для допросов лиц в Литву, Латвию. Об этом тоже ранее неоднократно сообщалось. В другие страны – Австралия, США, Канада, Великобритания. То есть целый ряд стран.

Юлия Бешанова:
Идут на контакт международные сообщества? Как отреагировали на такой запрос?

Эдуард Скурат:
Россия – да. Как я говорил, поддержка полностью, оказывают всевозможное содействие нам в этом плане. Со стороны стран Запада пока на наши обращения ответов не поступало.

«Просто вызывает ужас, как уничтожали наше население»

Юлия Бешанова:
Было заявление, что и в Нюрнберг будет обращение по запросу, по материалам процесса.

Эдуард Скурат:
Да, действительно это запланировано. Единственное, сделаем мы это несколько позже. Объясню почему. Сегодня в архивах Республики Беларусь имеется большой объем документов оккупационных властей на немецком языке. Необходимо проработать прежде всего те документы, которыми мы располагаем, для того чтобы быть уверенными в достоверности и подлинности.

Юлия Бешанова:
Этого массива документов, свидетельских показаний хватает, чтобы уже сейчас говорить о том, что это все-таки геноцид?

Эдуард Скурат:
Читая те документы, читая допросы тех времен, акты, справки – безусловно. Просто вызывает ужас, как уничтожали наше население.

Если эти лица живы, будет подниматься вопрос об экстрадиции в Беларусь для привлечения к уголовной ответственности

Юлия Бешанова:
Планировалось также составить список всех умерших и живых преступников. А что дальше? Мы будем требовать выдачи? Будем просить содействия, чтобы там нам помогали их допрашивать, работать с ними? Как этот механизм выглядит изнутри?

Эдуард Скурат:
Вы абсолютно правы, если эти лица живы, то будет направляться международное поручение. После того как мы соберем весь объем необходимых доказательств, будет подниматься вопрос об экстрадиции на территорию Беларуси для привлечения к уголовной ответственности.

Юлия Бешанова:
Это люди достаточно возрастные.

Эдуард Скурат:
Безусловно, да. Как уже было озвучено в этой студии, сроки давности не применяются.

Юлия Бешанова:
В этом случае возрастной ценз не играет никакой роли?

Эдуард Скурат:
Нет.

Юлия Бешанова:
Те списки умерших, погибших преступников будут преданы огласке?

Эдуард Скурат:
Да, мы планируем это сделать.

Юлия Бешанова:
То есть чтобы все знали пофамильно и поименно.

Эдуард Скурат:
Преступников должны знать все.

Юлия Бешанова:
Были, не были – какая разница сейчас, спустя такое количество времени? Почему именно сейчас это уголовное дело было возбуждено, не 25 лет назад, когда Беларусь обрела независимость, не 5 лет назад? Почему именно сейчас?

«Здесь нет какой-то политизированной ситуации, мы занимаемся установлением фактов»

Эдуард Скурат:
Наверное, все-таки с учетом тех событий прошлого года.

Юлия Бешанова:
То есть это запрос общества?

Эдуард Скурат:
Думаю, да. Действительно стали забывать и искажать историю, реальные факты уничтожения нашего населения, преподносить это в извращенном виде.

Юлия Бешанова:
Что еще, кроме факта о геноциде белорусского народа, в этом уголовном деле?

Эдуард Скурат:
В рамках уголовного дела исследуются все факты уничтожения мирного населения, независимо от того, кем это было сделано. Нет такой градации – символика, еще что-то. Мы изучаем все обстоятельства, факты сожжения деревень, убийства мирных жителей, создания концлагерей. Здесь нет какой-то политизированной ситуации, мы занимаемся установлением фактов.

Юлия Бешанова:
Вы говорите о том, что достаточно внушительная работа следственной группы. А кроме специалистов прокуратуры, Следственного комитета прибегаете ли к помощи историков? Работать в архивах с материалами – достаточно сложная процедура, которая требует определенного багажа знаний.

Эдуард Скурат:
При расследовании уголовного дела после его возбуждения была создана постоянно действующая рабочая группа. В ее состав были включены ученые-историки, которые прежде всего специализируются на изучении периода Великой Отечественной войны. С их помощью мы получаем дополнительные сведения о местах хранения тех документов, которые могут являться доказательствами по уголовному делу. Поверьте, огромные архивы, огромное количество документов, и без их помощи будет тяжело найти, каждый документ пересмотреть.

Эдуард Скурат:
В рамках расследования уголовного дела мы изучаем в том числе и грифованные документы. В них тоже содержится достаточно большой объем информации, необходимой нам в ходе расследования уголовного дела.

Николай Щекин:
Поэтому научно-исследовательская работа после завершения этой работы начнется очень серьезная.

Юлия Бешанова:
Уголовное дело возбуждено в апреле. Вы в начале программы сказали, что мы только в начале пути. Наверное, нельзя сказать, когда оно будет завершено, но как долго такая работа может продолжаться? Ведь пласт работы действительно огромный.

Очень много предстоит работы – раскопок, извлечения останков. Это все в рамках уголовного дела

Эдуард Скурат:
Не готов сказать о сроках расследования, очень много предстоит работы – раскопок, извлечения останков. Это все проводится в рамках уголовного дела. Проведение экспертиз, установление причин смерти, возраста погибших – это все в рамках уголовного дела. Поэтому про какие-то сроки пока не готов ответить.

Николай Щекин:
После того как будет завершено уголовное дело, это все будет в Нюрнберг отправлено.

Юлия Бешанова:
Что нам это даст? Мы завершим уголовное дело. Что даст Беларуси? Какая наша конечная цель? Заявить на международной арене о геноциде?

Главная цель – привлечь к ответственности живых военных преступников, показать историческую картину

Эдуард Скурат:
Главная цель – это установить и принять меры по привлечению к уголовной ответственности еще живых военных преступников, которые принимали участие в геноциде нашего населения, показать историческую картину произошедшего, что происходило на территории Беларуси и кто в этом принимал участие.

Юлия Бешанова:
Может, выйти на международные суды. Будет международная огласка этому делу?

Эдуард Скурат:
Безусловно, это планируется, это будет сделано.

Loading...


Чрезвычайный и Полномочный Посол Израиля: «Важно помнить бойцов Красной армии и других военных»



Новости Беларуси. Аллея Праведников в мемориальном комплексе «Яма» в Минске пополнилась новыми саженцами. Рядом с каждым будущим деревом камень с именем, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Алекс Гольдман-Шайман, Чрезвычайный и Полномочный Посол Государства Израиль в Беларуси:  
Очень важно помнить тех, кто был зверски убит в те времена, а также помнить тех, кто их спасал. Бойцов Красной армии и других военных, конечно, праведников мира. Показать, что соседи могут спасать, близкие люди могут спасать, могут выручить, могут быть лучами света в такой тьме. Мы считаем, тот, кто смог спасти одну душу, будто бы он спас весь мир.  

Александр Румак, уполномоченный по делам религий и национальностей Беларуси:  
Эти люди не воевали на фронте или в партизанских отрядах, это мирное население, которое проживало в городах и селах Беларуси. Погибали люди разных национальностей. И делить людей по национальностям здесь не совсем правильно.  

Расправа над евреями на территории Беларуси началась с первых дней Великой Отечественной войны. Местом для казни был выбран сквер на улице Мельникайте. Здесь в 1942 году расстреляли 5 000 узников Минского гетто. Это место уже давно стало центром исторической памяти. Со временем здесь будут увековечены имена всех белорусов, которые под страхом смерти спасали евреев, всего в списке 676 человек. Ежегодно 2 марта здесь проходят поминальные траурные митинги.  

Эти люди помогали евреям во время ВОВ. Аллею Праведников в Минске пополнили новыми саженцами – подробнее здесь.