Эдуард Скурат: люди благодарят нас за то, что возбуждено и расследуется уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси

03.08.2021 - 22:25

Новости Беларуси. В программе «Постскриптум» на СТВ Эдуард Скурат, заместитель руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры Беларуси по расследованию уголовного дела о геноциде, и Николай Щекин, кандидат философских наук, политолог.

Юлия Бешанова, СТВ:
Эдуард Михайлович, я так понимаю, что дело и для сотрудников прокуратуры непростое, потому что с таким масштабом, наверное, не сталкивались не только белорусы, но и специалисты. Генпрокуратура в апреле, по-моему, обратилась к белорусам с просьбой оказать содействие в расследовании этих эпизодов. Насколько активно идут к вам?

Люди благодарят нас за то, что возбуждено и расследуется уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси

Эдуард Скурат, заместитель руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры по расследованию уголовного дела о геноциде:
После того как в средствах массовой информации мы обратились к жителям Беларуси, гражданам Беларуси с просьбой сообщать о таких фактах, к нам стали поступать многочисленные обращения. И в самих обращениях люди указывали об известных им фактах, обращались как сами очевидцы тех событий, так и их родственники. Со всеми этими людьми нами были проведены беседы, они были допрошены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Юлия Бешанова:
То есть можно сказать, что белорусское общество подключилось к этому процессу?

Эдуард Скурат:
Безусловно. Во многих обращениях люди благодарили нас за то, что это уголовное дело возбуждено и оно расследуется. Это очень важно для нашего населения.

Николай Щёкин: пора уже признать и холокост Беларуси, потому что наша страна во время войны пострадала больше всех

Юлия Бешанова:
Уголовное дело возбуждено в апреле, но на сегодняшний момент такое большое количество работы уже проделано. Как это удалось?

Эдуард Скурат:
Для расследования уголовного дела создана следственная группа, в состав которой входят не только работники прокуратуры – всех уровней: и Генеральная прокуратура, и областные аппараты, и районные прокуроры. Ну и следователи Следственного комитета, которые тоже выполняют целый ряд, большой ряд следственных действий по уголовному делу.

«Благодаря выжившим очевидцам были установлены ранее неизвестные места захоронений»

Юлия Бешанова:
Достаточно ли у вас свидетелей? Что на этот момент уже сделано? Может быть, есть уже какие-то цифры, которые мы можем произносить вслух?

Эдуард Скурат:
Могу сказать, что на сегодняшний день по уголовному делу допрошено более 4 500 человек, проведен целый ряд следственных действий, такие как осмотр мест происшествий, когда люди сообщают нам о ранее неизвестных, неучтенных местах захоронения, экспертных исследований очень много проведено.

Юлия Бешанова:
Уже что-то подтвердилось?

Эдуард Скурат:
Да, есть подтвержденные факты, когда благодаря выжившим очевидцам были установлены ранее неизвестные места захоронений.

Юлия Бешанова:
Мы можем какие-то из них сегодня назвать?

Эдуард Скурат:
Думаю, давайте мы сначала проведем экспертные исследования, потому что раскопки на данных местах на начальном этапе. Чтобы озвучивать какие-то цифры, пока время не наступило, преждевременно еще.

Юлия Бешанова:
Если говорить о 4 500 свидетелей, которые были допрошены, – это живые свидетели, это потомки? Кто эти люди?

Эдуард Скурат:
Не менее 4 000 – это узники, непосредственно люди, которые находились в лагерях, которые рассказали о тех событиях, фактах, которые они наблюдали, зверствах. Также были допрошены родственники, жители, которые располагают информацией о фактах злодеяний фашистов.

«Это как дань памяти тем людям, которые погибли в период войны»

Юлия Бешанова:
Чисто технический вопрос. Эти допросы свидетелей – это аудиофиксация, видеофиксация? Как это происходит?

Эдуард Скурат:
Стараемся максимально использовать видеофиксацию прежде всего. Когда наглядно видно, как человек рассказывает со слезами на глазах о тех событиях, которые он пережил, это имеет значительное доказательное значение по уголовному делу. В то же время это как дань памяти тем людям, которые погибли в период войны. Ну и историческая память, наша с вами историческая память.

Юлия Бешанова:
Может быть, есть смысл уже по завершении уголовного дела сделать эти свидетельства достоянием общественности? Есть такие мысли?

Эдуард Скурат:
Да, мысли такие действительно возникают – сделать целый ряд сюжетов. В этом мы в том числе воспользуемся и вашей помощью.

Николай Щекин, политолог:
Пока идет процесс.

«Со стороны стран Запада пока на наши обращения ответов не поступало»

Юлия Бешанова:
Это совместная международная работа? Вы сейчас обращаетесь за помощью к соседним странам, может, за архивом? Как эта часть работы построена?

Эдуард Скурат:
Налажена работа на достаточно высоком уровне с Российской Федерацией, где основные архивы Советского Союза. Также мы обращались за оказанием помощи, правовой помощи в частности, для допросов лиц в Литву, Латвию. Об этом тоже ранее неоднократно сообщалось. В другие страны – Австралия, США, Канада, Великобритания. То есть целый ряд стран.

Юлия Бешанова:
Идут на контакт международные сообщества? Как отреагировали на такой запрос?

Эдуард Скурат:
Россия – да. Как я говорил, поддержка полностью, оказывают всевозможное содействие нам в этом плане. Со стороны стран Запада пока на наши обращения ответов не поступало.

«Просто вызывает ужас, как уничтожали наше население»

Юлия Бешанова:
Было заявление, что и в Нюрнберг будет обращение по запросу, по материалам процесса.

Эдуард Скурат:
Да, действительно это запланировано. Единственное, сделаем мы это несколько позже. Объясню почему. Сегодня в архивах Республики Беларусь имеется большой объем документов оккупационных властей на немецком языке. Необходимо проработать прежде всего те документы, которыми мы располагаем, для того чтобы быть уверенными в достоверности и подлинности.

Юлия Бешанова:
Этого массива документов, свидетельских показаний хватает, чтобы уже сейчас говорить о том, что это все-таки геноцид?

Эдуард Скурат:
Читая те документы, читая допросы тех времен, акты, справки – безусловно. Просто вызывает ужас, как уничтожали наше население.

Если эти лица живы, будет подниматься вопрос об экстрадиции в Беларусь для привлечения к уголовной ответственности

Юлия Бешанова:
Планировалось также составить список всех умерших и живых преступников. А что дальше? Мы будем требовать выдачи? Будем просить содействия, чтобы там нам помогали их допрашивать, работать с ними? Как этот механизм выглядит изнутри?

Эдуард Скурат:
Вы абсолютно правы, если эти лица живы, то будет направляться международное поручение. После того как мы соберем весь объем необходимых доказательств, будет подниматься вопрос об экстрадиции на территорию Беларуси для привлечения к уголовной ответственности.

Юлия Бешанова:
Это люди достаточно возрастные.

Эдуард Скурат:
Безусловно, да. Как уже было озвучено в этой студии, сроки давности не применяются.

Юлия Бешанова:
В этом случае возрастной ценз не играет никакой роли?

Эдуард Скурат:
Нет.

Юлия Бешанова:
Те списки умерших, погибших преступников будут преданы огласке?

Эдуард Скурат:
Да, мы планируем это сделать.

Юлия Бешанова:
То есть чтобы все знали пофамильно и поименно.

Эдуард Скурат:
Преступников должны знать все.

Юлия Бешанова:
Были, не были – какая разница сейчас, спустя такое количество времени? Почему именно сейчас это уголовное дело было возбуждено, не 25 лет назад, когда Беларусь обрела независимость, не 5 лет назад? Почему именно сейчас?

«Здесь нет какой-то политизированной ситуации, мы занимаемся установлением фактов»

Эдуард Скурат:
Наверное, все-таки с учетом тех событий прошлого года.

Юлия Бешанова:
То есть это запрос общества?

Эдуард Скурат:
Думаю, да. Действительно стали забывать и искажать историю, реальные факты уничтожения нашего населения, преподносить это в извращенном виде.

Юлия Бешанова:
Что еще, кроме факта о геноциде белорусского народа, в этом уголовном деле?

Эдуард Скурат:
В рамках уголовного дела исследуются все факты уничтожения мирного населения, независимо от того, кем это было сделано. Нет такой градации – символика, еще что-то. Мы изучаем все обстоятельства, факты сожжения деревень, убийства мирных жителей, создания концлагерей. Здесь нет какой-то политизированной ситуации, мы занимаемся установлением фактов.

Юлия Бешанова:
Вы говорите о том, что достаточно внушительная работа следственной группы. А кроме специалистов прокуратуры, Следственного комитета прибегаете ли к помощи историков? Работать в архивах с материалами – достаточно сложная процедура, которая требует определенного багажа знаний.

Эдуард Скурат:
При расследовании уголовного дела после его возбуждения была создана постоянно действующая рабочая группа. В ее состав были включены ученые-историки, которые прежде всего специализируются на изучении периода Великой Отечественной войны. С их помощью мы получаем дополнительные сведения о местах хранения тех документов, которые могут являться доказательствами по уголовному делу. Поверьте, огромные архивы, огромное количество документов, и без их помощи будет тяжело найти, каждый документ пересмотреть.

Эдуард Скурат:
В рамках расследования уголовного дела мы изучаем в том числе и грифованные документы. В них тоже содержится достаточно большой объем информации, необходимой нам в ходе расследования уголовного дела.

Николай Щекин:
Поэтому научно-исследовательская работа после завершения этой работы начнется очень серьезная.

Юлия Бешанова:
Уголовное дело возбуждено в апреле. Вы в начале программы сказали, что мы только в начале пути. Наверное, нельзя сказать, когда оно будет завершено, но как долго такая работа может продолжаться? Ведь пласт работы действительно огромный.

Очень много предстоит работы – раскопок, извлечения останков. Это все в рамках уголовного дела

Эдуард Скурат:
Не готов сказать о сроках расследования, очень много предстоит работы – раскопок, извлечения останков. Это все проводится в рамках уголовного дела. Проведение экспертиз, установление причин смерти, возраста погибших – это все в рамках уголовного дела. Поэтому про какие-то сроки пока не готов ответить.

Николай Щекин:
После того как будет завершено уголовное дело, это все будет в Нюрнберг отправлено.

Юлия Бешанова:
Что нам это даст? Мы завершим уголовное дело. Что даст Беларуси? Какая наша конечная цель? Заявить на международной арене о геноциде?

Главная цель – привлечь к ответственности живых военных преступников, показать историческую картину

Эдуард Скурат:
Главная цель – это установить и принять меры по привлечению к уголовной ответственности еще живых военных преступников, которые принимали участие в геноциде нашего населения, показать историческую картину произошедшего, что происходило на территории Беларуси и кто в этом принимал участие.

Юлия Бешанова:
Может, выйти на международные суды. Будет международная огласка этому делу?

Эдуард Скурат:
Безусловно, это планируется, это будет сделано.

Loading...


«На первом этаже жили сотрудники с семьями». Этих фактов о музее истории ВОВ вы не знали



Новости Беларуси. В числе его посетителей значатся Фидель Кастро и Ясир Арафат, американский певец Дин Рид и народная артистка СССР Любовь Соколова. Здесь вживую читали «Повесть о настоящем человеке» вместе с легендарным Алексеем Маресьевым и слушали партизанские рассказы от самой Елены Мазаник. Музей истории Великой Отечественной войны – без ложной скромности самый посещаемый в стране – 22 октября отметил свой 77-й день рождения, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Хотя дата и не круглая, но знаковая. Надеемся, для крупнейшего хранилища артефактов Победы она станет еще и счастливой. Ну а пока – самое время вспомнить, с чего все начиналось.

Наталья Яскевич, заведующая отделом истории партизанского движения Белорусского государственного музея истории ВОВ:
Наш музей имеет очень богатую, интересную историю. Еще гремели бои на фронтах ВОВ, а наш музей уже начал работать. И это произошло 22 октября 1944 года. Через три с небольшим месяца после освобождения Минска от гитлеровских войск. Основу нашего музея составляла выставка, которая была подготовлена еще в 1942 году в Москве в историческом музее. Выставка называлась «Беларусь живет. Беларусь борется. Беларусь была и будет свободной». И эти материалы о борющейся в тылу врага Беларуси послужили основой для нашего музея.

«Поселился» музей в одном из уцелевших зданий в самом центре Минска. Примечательно, что здесь разместили не только экспозицию, но и самих сотрудников.

Наталья Яскевич:
Когда открылась экспозиция 22 октября, сразу начала заполняться книга впечатлений и предложений. Тогда же, в 1945 году, сотрудники музея ездили на фронт. У нас в музее хранятся и представлены в этой экспозиции командировочные удостоверения сотрудников в Берлин, откуда им тоже в мае 1945 года удалось привезти экспонаты, которые составили ценную коллекцию нашего музея. Основатели этого музея рассказывали, что экспозиция располагалась на втором и третьем этажах, а на первом этаже приходилось даже жить сотрудникам со своими семьями, потому что Минск был совершенно разрушен, людям просто негде было жить.

Лучше любых слов историю крупнейшего национального хранилища военных реликвий передают фотографии. Увидеть их можно на специальной выставке «Между прошлым и будущим», которая разместилась в фойе третьего этажа.

Наталья Яскевич:
Как готовилось само здание, интересно посмотреть на эту фотографию. Посмотрите, как люди одеты, даже босиком стоят, то есть они испытывали страшную нужду, как и весь народ в 1944 году, но тем не менее с каким энтузиазмом они создавали эту первую экспозицию.

И было для кого. Ведь кроме минчан, сюда частенько заглядывали высокопоставленные гости.

Наталья Яскевич:
Наш музей всегда был на острие любых событий6 общественных, политических, спортивных. Потому что любая делегация, которая приезжала в Минск, будь это на самом высоком уровне, будь это президенты, спортсмены, ученые – они почти все всегда приходили в наш музей. Фотографии и документы запечатлели интересных, знаковых людей. Исторических личностей, которые в свое время посетили наш музей. Наш музей посетили миллионы людей из самых разных уголков планеты. Самые разные народы, национальности и государства.

«История музея в лицах» – эта часть экспозиции крупным планом знакомит со всеми выдающимися государственными деятелями и, конечно же, звездами сцены, чья нога переступала порог музея.

Наталья Яскевич:
40-е годы были наиболее сложными, интересными, это уже далекая история. 50-е, 60-е, 70-е – каждое десятилетие было отмечено какими-то важными вехами в истории БССР и нашего музея. Все эти материалы можно увидеть на нашей выставке.

Чем живет музей сегодня и как пополняет фонды? Мы поинтересовались историей экспонатов, которые сравнительно недавно пополнили коллекцию. Среди них – вот эта аккуратная гимнастерка. Кому же она принадлежала?

Светлана Прибыш, заведующая отделом военно-фронтовой истории Белорусского государственного музея истории ВОВ:
Григорий Мороз родился в Минской области. В годы оккупации он был связным партизанского отряда имени Пархоменко. Когда уже шло освобождение Беларуси, был призван на фронт. Участвовал в освобождении Польши в боях на территории восточной Пруссии. В феврале 1945 года в одном из боев он погиб, но его боевые товарищи сохранили и передали в семью принадлежавшие ему вещи. Гимнастерка, которая была сшита руками матери Григория Мороза, в этой гимнастерке она проводила его на фронт. И Орден Отечественной войны II степени, которым Гриша был награжден посмертно. Это была единственная награда, которая в то время возвращалась в семьи погибших.

В память о брате Михаил Мороз передал семейные реликвии в музей Великой Отечественной войны, а также рассказал о дорогом ему человеке.

Светлана Прибыш:
Гриша был очень талантливым молодым человеком. Он пел, танцевал, рисовал, писал стихи, письма своей матери в стихах. Копию одного из его писем мы также можем увидеть в нашей экспозиции.

«Мама, мы идем на Запад» – писал молодой человек в одном из писем. Уже давно нет в живых ни того, кто его отправлял, ни адресата, а память о славном парнишке из белорусской глубинки, настоящем герое будет передаваться от экскурсовода сотням и тысячам мальчишек и девчонок, которые придут в музей. А вот следующий экспонат помнит одну из самых радостных страниц освобождения.

Светлана Прибыш:
25 апреля 1945 года на Эльбе произошла встреча союзников. В районе города Торгау встретились воины 1-й Американской армии и 1-го Украинского фронта. Эти воины стремились обменяться чем-то друг с другом. На память об этом событии дарили у кого что было. У кого-то были часы, в том числе обменивались и денежными купюрами. Не так давно в наш музей поступила денежная купюра образца 1935 года.

Ее подарил американский военнослужащий белорусскому солдату Степану Королю.

Светлана Прибыш:
Степан Король был обычным сапером. В его жизни случилось такое важное событие, он стал участником встречи на Эльбе. Долгое время сам факт существования этой купюры был тайной между ним и его младшим братом. Степан вернулся на родину, проживал в Воложинском районе, а его младший брат жил в Новосибирске. Именно ему Степан и передал эту купюру.

О памятном денежном знаке не знала даже семья сапера. Пока брат Степана не переслал купюру своим племянницам – одна из них и передала реликвию в музей. Но почетное место в экспозиции занимают самые первые экспонаты.

Владимир Григорьев, старший научный сотрудник отдела истории партизанского движения Белорусского государственного музея истории ВОВ:
В экспозиции представлены предметы из числа первых музейных поступлений, среди которых китель и папаха командира партизанского соединения Белостокской области генерал-майора Филиппа Капусты. Или, например, модель зенитного орудия и форма майора Штанге, адъютанта Германа Геринга, которые были привезены первыми сотрудниками нашего музея из командировки в Берлин.

Можно здесь найти и уникальную швейную машинку.

Владимир Григорьев:
Эту швейную машинку подольского завода семья Манковичей купила еще до войны. В годы ВОВ Евфросиния Никитична Манкович обшивала с помощью этой машинки не только членов своей семьи, но и партизан бригады Железняк в Минской области. Немало пользы принесла эта машинка и в послевоенное время.

Редкие архивные снимки и предметы военного времени можно увидеть своими глазами. Поэтому не теряйте времени и отправляйтесь в музей истории ВОВ. Ведь здесь всегда рады посетителям.

Наталья Яскевич:
Весь мир ехал в наш музей и продолжает сюда приезжать, знакомиться с нашим музеем, для каждого здесь находится интересная информация. Наверное, каждый в своей душе уносит частичку истории народа Беларуси.