Алексей Голиков: ВНС – разумный алгоритм урегулирования национального конфликта, вне зависимости от персон у власти

08.02.2021 - 19:01

Новости Беларуси. Всебелорусское народное собрание станет важным этапом на пути строительства белорусской государственности, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

К нему готовились долго, по всей стране работали диалоговые площадки, на которых звучали абсолютно разные мнения о том, как нам дальше вместе строить Беларусь. Тем не менее заграничная группа провокаторов продолжает попытки провокаций и дискредитации ВНС, а значит, всего белорусского народа.

Блогер Алексей Голиков – авторское мнение о предстоящем форуме и том, что его сопровождает. Подробнее в видеоматериале.

Алексей Голиков, блогер:
Всебелорусское народное собрание, вече, обещает быть не только самым эпохальным событием в истории суверенной Беларуси, но и мероприятием, смысл и обстоятельства проведения которого требуют отдельного осмысления.

Всебелорусское народное собрание в Беларуси проходит не в первый раз, но народное вече в 2021 году продиктовано самой жизнью – социально-политической обстановкой. Президентская кампания 2020 года обнажила ряд вопросов, которые требуют тщательного пересмотра и выработки новых правил мирного сосуществования белорусов на одной территории.

Вопросы избирательной системы и процесса, политических партий и общественных организаций, национальной символики и идеологии – одни из основных и фундаментальных в белорусском обществе. Наряду с ними все чаще озвучивается запрос на справедливость и достоверную информацию в СМИ. Всебелорусское народное собрание должно выполнить функцию стола переговоров, инструмента достижения компромисса по острым вопросам и юридически оформить мнение белорусского народа о том, как жить дальше.

Таковым видится мне смысл Всебелорусского народного собрания. Однако, наряду с вопросами самого вече, в обществе муссируются вопросы, связанные с организацией и даже легитимностью мероприятия. Не претендую на верное представление о легитимности народного вече, однако поделюсь своим среднестатистическим гражданским пониманием события.

Алексей Голиков:
Триггером общественных волнений стали два фактора: президентские выборы и искусственное нагнетание эмоционального фона вокруг избирательной кампании. Выборы прошли в соответствии с избирательным кодексом, но несостоятельность и невозможность оппонентов победителя юридически оспорить результаты выборов сподвигли их на подмену в общественном восприятии двух родственных, но все-таки разных представлений: юридической и общечеловеческой справедливости.

9, 10, и 11 августа 2020 года заискрило. Считающие себя обманутыми под четким руководством заинтересованных сил прибегли к незаконным силовым поискам общечеловеческой справедливости. Государство отреагировало законными и эффективными силовыми мерами. Это всего лишь погасило, но не исчерпало общественный конфликт. Радикализация протеста сменилась латентными формами сопротивления. Вовлечение в противозаконные действия достаточно большого количества молодежи и представителей социально значимых профессий поставило под вопрос подлинность национальной символики, государственности и, как следствие, целостность белорусского государства.

Власть, ответственная за мир и согласие в обществе, приняла решение провести национальный диалог и услышать мнение каждого гражданина. И, мне кажется, этот замысел реализуется всеобъемлюще, последовательно и эффективно.

Нас – 9,5 миллиона, и одновременно услышать каждого по всем вопросам невозможно технически. Было принято решение на всей территории Беларуси организовать способ изъятия мнений и предложений от всех желающих – дискуссионные площадки и почта.

Александр Карпицкий, член Совета Республики:
При подготовке новой Конституции нет запретных тем. Могут обсуждаться, обсуждаются и будут обсуждаться кардиальные изменения в избирательной системе, политическое устройство, экономические тенденции, традиционные ценности. Главное, чтобы при подготовке к Конституции мы объединили людей, ликвидировали появившийся раскол в обществе. Новой белорусской Конституции не нужны просто косметические изменения, люди должны почувствовать реальные изменения жизни в лучшую сторону. Поэтому я желаю нашей площадке плодотворной работы, ведь легких решений в политике не бывает.

Алексей Голиков:
На дискуссионных площадках чаяния народа фиксировали народные представители – депутаты. А все остальные, с зажатым речевым аппаратом, могли направить предложения по почте. Таких предложений, по моей информации, зафиксировано около 17 тысяч. Есть понимание, что все они будут отсортированы по содержанию и станут предметом обсуждения на народном вече.

Этот первый этап и способ, как мне кажется, позволил каждому гражданину законно принять участие в управлении государством.

Юрий Уваров, участник дискуссионной площадки:
Ну, раз уже тему эту подняли о статьях о Президенте Республики Беларусь. У меня вопрос по статье 80-й. Итак, Президентом может быть избран гражданин Республики Беларусь по рождению не моложе 35 лет. На мой взгляд, это нонсенс. Получается, наш Президент еще не родился: 29 лет Республике Беларусь, а Президент должен быть не моложе 35 лет. Я считаю, что этот абсурд должен быть вообще убран из Конституции, потому что до 1991 года мы все были гражданами Союза Советских Социалистических республик. Не деревни Жмеринка, не района кого-то, а Советского Союза. А после 1991 года – Республики Беларусь.

Алексей Голиков:
Ищущие (видимо, личной) справедливости, как, впрочем, и всегда, подвергли высмеиванию и игнорированию формат дискуссионных площадок. Участвовать в дискуссионных площадках или нет, направлять предложения по почте или нет – право каждого гражданина, но власть предоставила законные механизмы участия в управлении государством. Да, это не понравилось проигравшим оппонентам власти. Но проблемы индейцев – проблемы индейцев.

Следующим действием государственной власти по урегулированию раздора в белорусском обществе стало объявление даты проведения народного вече и Года народного единства. Со стороны недоброжелателей белорусского народа два этих пункта были описаны как незаконные и недопустимые.

Светлана Тихановская:
Всебелорусское номенклатурное собрание пытаются выставить как нечто, выражающее волю народа. Но кого они считают народом?

Алексей Голиков:
Люди с неоправданными политическими амбициями и личными интересами начали искать способы помешать проведению народного вече. В средствах массовой коммуникации до сих пор происходят травля и угрозы в отношении участников Всебелорусского народного собрания. Прогнозируются персональные санкции.

Главным аргументом угрожающих озвучивается то, что участвовать в народном вече будут люди исключительно лояльные ко власти и не представляющие реальных интересов народа. Но это не так. Государство предоставило возможность каждому персонально принять участие в судьбе государства через дискуссионные площадки и предложения по почте.

Я хотела бы высказаться насчет нашего образования. Проведя такую линию между тем, кто вышел на митинги, кто был на митингах, также то, что они хотели сказать, то, что они не могли высказаться и возвратясь к тому, каким образом проходит наше среднее образование, как оно сделано, я поняла, что человек, который заканчивает школу, готов или идти в университет, или идти в армию, или нигде не работать, то есть уехать куда-нибудь на заработки.

Алексей Голиков:
Второй аргумент – участие в народном вече людей, не имеющих отношения к политике, например, брестского фонарщика. Да, это так, но народное вече не является ареной для противостояния политических партий или идей. По моему мнению, народное вече – место, где будут агрегатировано, сформулировано и зафиксировано мнение белорусского народа по представленным вопросам. Есть понимание, что результаты народного вече станут основой для законодателя. На их основании будет построен третий этап создания правил и законов совместного проживания белорусов на одной территории – законотворческий этап.

И это, видится, разумный алгоритм урегулирования национального конфликта, вне зависимости от персон у власти. Это механизм, система действий, в результате которых должны произойти монолитизация и сплочение белорусской нации, укрепление белорусского государства. Все, кто противится или противодействуют народному вече, преследуют исключительно личные и корыстные, а не общественные цели. Давайте смотреть правде в глаза и вещи называть своими именами.

Алексей Голиков:
Критерии отбора персон на народное вече тоже объяснимы. Большинство из участников – не политики, а государственники, люди с большим профессиональным и жизненным опытом. Ответьте на простой вопрос. Чье мнение будет более значимым и весомым: старика, прожившего жизнь, или зеленого юнца, не родившего ребенка? Ответ очевиден.

Был администратором «Хаты Белсата», «Денисовская 6», «Серый кот». […] Было там наполнение деструктивной информацией против власти. Каюсь в своих действиях.

Алексей Голиков:
Год народного единства на фоне снежков и булыжников в окна Новой Боровой отдельными змагарами тоже безосновательно ставится под сомнение, а зря. Год народного единства предполагает единение народа, а не единение общества с маргиналами, преступниками закона и предателями, действующими из корыстных соображений в личных интересах и интересах внешних сил.

А булыжник в окно – выражение предупреждающее и фигуральное. Силовые действия легитимной власти законны и соразмерны. Полетят камни в силовиков, и ваши коленки будут прострелены, но не прежде, а после. Позже вам окажут помощь и залечат раны за деньги налогоплательщиков. Мы граждане одного государства, и каждому по заслугам: кому орден – тому орден, кому куля в лоб – тому куля в лоб.

Светлана Тихановская:
А люди выйдут, потому что никто не хочет слышать про пятилетки, колхозы, совхозы. Потому что мы хотим строить свое будущее, а он хочет сохранять продовольственную безопасность.

Сергей Степанюк, руководитель ОАО «Красный партизан»:
Есть какие-то законы общественные, по которым ты обязан трудиться. Если не будешь трудиться добросовестно, честно и порядочно, заберут здоровье. Не поймешь, что забрали здоровье, значит, отнимут вообще от тебя жизнь.

Loading...


Вадим Елфимов: «Единственная гарантия безопасности государств – наличие ядерного оружия»



Мировую повестку изучил международный эксперт Вадим Елфимов. Политолог разобрал самые важные зарубежные события семи дней, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Авторская рубрика «Международный эксперт».  

Вадим Елфимов, политолог:  
У меня хорошая новость. Обещаю приносить только хорошие новости вам и нам. Всем же остальным – как придется. Итак, что хорошего? Оказывается, в этом мире бушующем есть только одна гарантия безопасности. И знаете какая? Ядерное оружие. Точнее, его наличие у той или страны. А что вы хотели? С волками жить… Но жить-то хочется. И сохранить при этом страну, ее народ, его перспективы. Те, кто хотели лишить нас перспектив, а это американцы и европейцы, заставили прежнее прозападное руководство Беларуси первым делом подписать приснопамятный Лиссабонский протокол. В общем, «подшушкевили» – и вывезли по протоколу с белорусской территории все советское ядерное оружие.  

То, что это делает страну уязвимой, голенькой, понимал даже такой деятель, как украинский президент Кравчук, который сначала подписал Лиссабонский протокол, а потом попытался его саботировать. Или хотя бы выбить из американцев три миллиарда долларов за ядерный стриптиз. Но ничего не получил. Ему американцы сделали предложение, от которого он не смог отказаться, ну а потом не дали ему переизбраться. За колебания.  

Ладно бы все из бывшего Варшавского договора так и остались бы голенькими. В ядерном смысле. Так нет, со временем пошел обратный ползучий процесс. Сперва ядерные ракеты США без шуму и гаму перебрались на территорию бывшей ГДР. Ладно – проехали, как-никак то была уже объединенная Германия. Затем назначенный отцом «бархатной революции» первый чешский президент Вацлав Гавел, сделавший себе карьеру на требовании вывести советские ядерные ракеты из Чехословакии, внезапно возлюбил атом и потребовал – опять же первым во всей Восточной Европе – разместить в располовиненной Чехии уже американские ядерные ракеты. Круг замкнулся.  

Вадим Елфимов:  
Дальше – больше. Советского Союза не было, а значит и вымышленной угрозы, зато ядерные ракеты почему-то расползались по всей Европе! Причем и по тем странам, где их раньше не было, и по тем, где они уже бывали. Как говорится, с возвращением.  

В той же Румынии тихо появилась операционная база американских якобы противоракет, а Польша и вовсе публично и униженно устами президента Дуды просила Трампа создать у них одноименную базу – «Трамп». Очевидно, поляков вдохновляла немецкая фамилия, произносимая на английский манер. Как и в Румынии, в Польше уже действует американская бригада противоракет Мк-41 системы Aegis. А между прочим, такие пусковые установки двойного назначения. Они могут быть заряжены как противоракетами, так и крылатыми «Томагавками», ядерными и бьющими на 5 тысяч километров, ибо у тех и у других габаритные характеристики совпадают полностью.  

И что прикажете делать синеокой Беларуси? Оставаться по-прежнему наивной? К нашим границам подтягивают танки, ракеты, войска, а мы должны закрывать наши синие очи? В то время как даже намек на обладание ядерным оружием, пусть самым примитивным, да что там обладание, даже намек на разработку и конструирование останавливал агрессию и против Северной Кореи, и против Ирана, и против Израиля.  

А нам, белорусам, не надо ничего разрабатывать. В свое время мы имели самое непосредственное отношение к ядерному щиту СССР. И теперь у нас с Россией военный союз и общая оборонная стратегия. Что означает – мы уже пользуемся российским ядерным зонтиком, который нас прикрывает от ядерного ливня.  

Вадим Елфимов:  
Но что же делать, если зонтик этот, возможно, придется чуть расширить. Ровно настолько, насколько к нам придвинул свою военную структуру Запад. Который все расширяется и расширяется, и которому пора дать укорот.  

Так что для нас с вами это хорошая новость. То, что единственная гарантия безопасности государств – наличие ядерного оружия. В конце концов, у нашей союзницы России такое оружие есть. Более того, Россия теперь обладает и гиперзвуковыми носителями, которых нет даже у Штатов. И значит, у нее, а стало быть, и у нас этих гарантий более чем достаточно.  

Каких же гарантий тогда требует Россия от США и НАТО на переговорах в Женеве и Брюсселе? Давайте себе представим на секундочку, что Запад принял все условия и ультиматумы России. Что он отодвинул свою военную структуру от границ Союзного государства, перестал размещать ядерные ракеты в «странах-младонатовцах» и отказался принимать в НАТО Украину. Мало того, Запад даже подписал, как Путин говорит, юридически обязывающие гарантии. И это заставило бы нас поверить Западу? Ведь международное право на то и международное, что от него в любой момент можно отказаться. Это гарантируется юридическим правом выхода из любого договора.  

Нет, россияне не столь наивны, они добиваются другого – они хотят переломить расширительную экспансионистскую тенденцию Запада, заставив его сделать два-три шага назад. Отступись и докажи, что хочешь жить.  

Россия мирными ультиматумами стремится конвертировать свое военно-техническое превосходство в разрядку напряженности. Иначе. В это «иначе» входит и размещение на белорусской территории российских ракет или гиперзвукового оружия. Как дал понять очень ясно Александр Лукашенко: еще шаг Запада хоть на миллиметр восточнее – и российские ядерные ракеты будут в Беларуси. Гарантировать ее и союзную безопасность.  

Так что в любом случае, мы гарантированы. А появятся в Беларуси российские ракеты или нет, зависит от Запада. Он же все время ратует за выбор – вот пусть и выбирает. Только быстро. Очень быстро.