«10 лет назад мы даже не могли об этом подумать». Что изменилось в политике Беларуси и России за последние годы?

06.12.2021 - 22:18

Новости Беларуси. 8 декабря 1991 года в белорусских Вискулях подписали Беловежские соглашения. Они ознаменовали распад СССР и создание СНГ. В канун исторической даты на площадке ток-шоу «По существу» Алена Сырова и Кирилл Казаков вместе с экспертами обсудили политический и экономический фидбэк и оценили то, как строилась независимость.  

Алена Сырова, СТВ:  
Ну, вот смотрите, когда Беларусь объединяется с Россией, когда мы говорим о том, что у нас Союзное государство, когда мы говорим о том, что мы хотели бы видеть с нами всех тех, кто также заинтересован, все те государства, которые также заинтересованы развиваться вместе, звучат упреки и звучит риторика о том, что Россия пытается возродить Советский Союз.  

Николай Щекин:  
Это неправда. Вы знаете, просто надо понимать одну простую вещь. У России по своей природе ментально всегда будет имперское мышление, это империя.  

Алена Сырова:  
Вот и говорят, собирают земли.  

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:​​​​​​​  
Так почему у Президента Лукашенко получается грамотно с Россией выстраивать взаимоотношения, а у других нет? Потому что Президент понимает эту специфику России, что надо очень гибко подходить к интересам России. Россия очень непростая страна, она не просто огромна территориально. Посмотрите, сколько времени Путину понадобилось, чтобы привести хотя бы структуру управления в порядок. Нашему Президенту понадобилось 5 лет с принятием Конституции на референдуме.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:​​​​​​​  
Зато первому президенту России всего за два года удалось все развалить.  

Николай Щекин:  
Это да, но вспомните, как Ельцин относился к нашей стране. Что он вытворять буквально с нашим Президентом пытался, и с нашей республикой. Как вытаскивали из нас все практически. Даже договоренность по валюте. Помните, Президент Лукашенко в своем интервью рассказывал, что по валюте договорились, а на следующий день – раз – и Россия вводит свою валюту. Что нам пришлось сделать?  

Кирилл Казаков:  
Вводить свою валюту.  

Алексей Сазонов, директор Департамента гуманитарного сотрудничества, общеполитических и социальных проблем Исполнительного комитета СНГ:  
Сценария, конечно, создания вообще всего организационного, внутреннего механизма СНГ не было полноценного, вот. Но это все равно не сценарии, как мы говорим иногда, развода. Сценарий поиска взаимоотношений. И это отнюдь не так просто, как кажется, вот два президента, остальные ничего не понимают. Ничего подобного. Азиатские президенты понимают, где они находятся. И поумнее, может, других каких-то президентов. И очень мудрые, и ситуация не везде такая, где у кого есть нефть, газ, и попробуйте, вот вы говорите, высокообразованная подготовленная рабочая сила в Беларуси, не сравнишь с Таджикистаном просто так. Потому что так не было никогда. Но сегодня я прекрасно понимаю, что мы и сотрудничаем, взаимодействуем, становясь значительно сильнее за счет того, что есть в этих странах. Вот в России нет рабочей силы. Чем мы занимаемся? Мы занимались торговлей внешней, мы пытались рынок открыть без пошлин, затем занимались немножко инвестициями. Сейчас занимаемся рынком труда, в эти месяцы. Ничего этого не было. Вот 30 лет, а мы только сегодня реально занимаемся рынком труда, в той формальной вот ипостаси, в которой должен быть рынок. Сегодня взял 100 тысяч, завтра не знаешь, где они бегают. А то, что хотим положить основу регулируемого рынка. Да, капиталистического типа, понятно. Но рынка.  

Алена Сырова:  
То есть какую-то законодательную базу? Язык русский?  

Алексей Сазонов:  
Это то, что как элемент того, что полезное есть во всем развиваемом.  

Николай Щекин:  
Правильно говорят, просто это очень непростой путь, пошаговый, поэтапный. И то, что сейчас занимаются рынком труда, 10 лет назад мы даже не могли об этом подумать. Вы представляете, какой процесс надо для СНГ, чтобы совместить многие вещи.  

Читайте также:  

Николай Щекин: «Что с Югославией стало? Просто удавили. Что с Украиной? Проутюжили. Вот вам и конкуренция экономическая»  

Политолог Свиридов: «Разваливали Советский Союз не только предатели»  

Щекин: сейчас начинают добивать последние осколки СССР – Беларусь, Россию и Украину  

Loading...


Директор «Линии Сталина»: памяркоўныя экскурсоводы привозят англичан, говорят, что мы проиграли в реальности в войне



Что стало триггером мятежа в Казахстане? Как проявилась сила союза после этих событий? Как помог миротворческий контингент урегулировать ситуацию в стране? Эксперты вместе с ведущими ток-шоу «По существу» рассмотрели военно-политические события начала 2022 года, сделали анализ прошлого и прогноз на будущее.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Александр Александрович, у вас же есть определенная программа, куда вы приводите школьников, показываете. Мы говорим, что 20 лет назад профессия человека с погонами – это было что-то расходное.  

Александр Метла, исполнительный директор историко-культурного комплекса «Линия Сталина»:  
Наш комплекс вообще специализируется на военно-патриотическом воспитании. Но мы больше исключение, чем правило. Потому что он вырос, но это не повсеместно происходит. И мы просто видим серую зону конфликта, который существует. Как они, Штаты, серой называют. Это информационное поле, это война прокси, то есть их устраивает не прямой конфликт ядерных держав, а именно война где-то в конфликтной зоне. Есть мысль, что идет война информационная практически постоянно. 1945-й год закончился – разрабатывают планы о нападении на Советский Союз. Понимают, что сделать они ничего не могут. Почему? Ментально войска союзников были не готовы нападать на Советский Союз, потому что прошла такая пропаганда через газеты, через все СМИ о Советском Союзе как об освободителе, как о геройской стране, которая принесла свободу миру. И они понимали, что ментально они готовы. Начиная с 1945-го года, просто-напросто начали вкладываться деньги, громаднейшие деньги в информационную войну. Изменение истории, переписывание. Кому правда нужна? Это уже называется постправда.  

Кирилл Казаков:  
А на вашем примере историю сложно сейчас сохранять? То есть приезжают же абсолютно разные ребята разных поколений.  

Александр Метла:  
Чаще всего мы видим, когда приходят памяркоўныя экскурсоводы, привозят англичан, американцев и начинают смешную историю. Я английским в совершенстве владею и так послушиваю. Иногда просто смеяться начинаешь. Поддакивание какое-то, преуменьшение своей победы, говорят: «Мы проиграли в реальности в войне». Такое просто услышать невозможно. Говоришь: «Как проиграли? Мы же выиграли».  

Вадим Гигин, председатель правления Республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
А для этого у нас нужна историческая политика, чтобы к таким экскурсоводам здесь была нулевая терпимость. За шкирку – и с работы.  

Александр Метла:  
По итогу у нас знаки появились: ни в коем случае без аттестации у нас не проводить, тексты никакие не делать. Часто мы с этим встречаемся. Люди не понимают, кто развязал Вторую мировую, почему Великая Отечественная была. Офицеры уже молодые приходят, иногда, к сожалению, они разницу между Второй мировой и Великой Отечественной уже не понимают, основные события Великой Отечественной не могут назвать. Не говоря уже про школьников. В школьной программе ноль: 2-3 урока.  

Вадим Боровик, политолог:  
НАТО использует политику Гитлера. У него была политика последовательности агрессии, то есть каждая маленькая уступка предполагала, что он остановится. Они начали в плане идеологии и осмысления истории. Посмотрите, они же извиняются за Холокост перед евреями. И правильно делают. А перед советскими гражданами? Перед русским, перед украинцем они извиняются? Нет. В немецких школах никто и не помнит, кто освободил Европу. Они навязывают потихонечку свои ценности: давайте мы у вас откроем общественное объединение, давайте мы будем водить хороводы, возлагать цветы не к тем памятникам. Начали с этого – работаем с мозгами. Давайте мы получим контроль над вашими экономическими ресурсами, давайте мы проведем своих депутатов и прочее, и прочее. И таким образом эта последовательность агрессии им позволила сегодня… Они же обещали, когда Россию сдерживали, когда подписывали соответствующее соглашение с Россией, «Россия-НАТО», что не будет НАТО продвигаться на восток.  

Вадим Гигин:  
Ничего они не подписывали. Нужно прямо сказать: «Вот они, а мы что?» У нас было советское руководство, было живо поколение ветеранов. Понимаете, все кто-то они. А кто Горбачев? Кто Яковлева? Кто Шеварднадзе привел к власти? Ну да, сами провели к власти. Понимаете, мы сами должны быть сильнее, и тогда с нами будут считаться.  

Читайте также:  

Вадим Гигин: «Главная цель – это свержение режима Путина, потому что в России очень сильное антивоенное настроение»  

Эксперт в области нацбезопасности: ввод миротворческих войск в Казахстан и ввод сил в Афганистан – совершенно разные вещи  

Белорусский депутат: мы в Казахстане столкнулись с чем-то новым, чем просто цветная бархатная революция