«10-15% мы бы могли нарастить». Как развивается лёгкая промышленность Беларуси в условиях санкций?

15.08.2021 - 22:25

Новости Беларуси. Отправились в магазины с председателем «Беллегпрома» Татьяной Лугиной и попробовали выбрать в универмаге школьную форму, а также поговорили о санкциях.

«Вам хочу предложить искусственный мех». Чем ведущую СТВ удивила белорусская лёгкая промышленность

Эксклюзив в программе «Неделя» на СТВ.

Юлия Артюх, политический обозреватель:
Не за горами 1 сентября, и родители готовят своих детей к школьному сезону. Что приготовили белорусские производители, какие новинки? И сегодня я не зря пришла со своей дочкой. Может быть, мы ей что-нибудь подберем.

В 2021 году наши предприятия подготовили почти 800 тысяч единиц верхних изделий

Татьяна Лугина, председатель концерна «Беллегпром»:
Подберем, да. Начинают готовиться к школьному сезону практически с января. В 2021 году наши предприятия подготовили к школьным ярмаркам, базарам, продажам практически 800 тысяч единиц только изделий верхних и порядка 200 тысяч обуви. Конечно, была еще и галантерейная продукция в виде рюкзаков, сумок, портфелей и так далее. Традиционно одежда для девочек представляет собой платья, сарафаны, комплекты брючные. Это комплект сарафана из трикотажного и текстильного полотна (ткань, кстати, нашего «Камволя»). Очень стильно – клетка, в принципе достаточно спокойных цветов.

Юлия Артюх:
Это сейчас изюминка?

Татьяна Лугина:
Да. Что хочу отметить, видите, мы старались перенести силуэтные формы, которые модны сегодня в обычной одежде и у взрослых, и у детей, и в детскую школьную форму.

Юлия Артюх:
Предусмотрели все просто.

Татьяна Лугина:
Да, предусмотрели. И я хочу сказать, сарафаны не только в синем – и бордовая клетка есть.

Юлия Артюх:
Изюминка?

Татьяна Лугина:
Да. Это для тех деток или родителей, которые не боятся цветовых решений.

Представлена широкая линейка для спорта, для  уроков физкультуры. Белорусская легкая промышленность представила ряд спортивных костюмов для уроков физкультуры. Все они имеют яркую расцветку, которая позволит быть в моде и радовать глаз. Конечно же, какая школа без рюкзака?

Юлия Артюх:
Это все наше белорусское производство?

Татьяна Лугина:
Это все наше белорусское производство. 

Татьяна Лугина:
Этот хочешь рюкзак. Замечательно.

Юлия Артюх:
А почему?
– Он красивый.

Юлия Артюх:
Красивый, нравится, да?
– Да.

Юлия Артюх:
Все, придется брать.

Любой товар для детей белорусского производителя качественный, выполнен в соответствии с нормами 

Татьяна Лугина:
22 тысячи мы выпустили ранцев и рюкзаков в этом году, представлены. Буквально срез на этой неделе – рюкзаки практически все проданы. Мы уверены, что и одежда, и обувь, и вообще любой товар для детей белорусского производителя качественный, выполнен в соответствии со всеми требованиями и нормами стандартов.

Юлия Артюх:
Да, по качеству мы не сомневаемся. Но теперь небольшой эксперимент: из предложенных вами «луков» мы сейчас спросим. Алиса, тебе что-нибудь нравится, мы пойдем что-нибудь примерять? Мы же не зря сюда пришли?
– Да.

Юлия Артюх:
Покажи, что тебе нравится?
– Все понравилось.

Татьяна Лугина:
Все понравилось, будешь все примерять.

Юлия Артюх:
Отлично, идем тогда на примерку.

Юлия Артюх:
Как тебе, красиво? Тебе нравится?
– Да.

Юлия Артюх:
Татьяна Алексеевна, об ассортименте для младших школьников мы поговорили. Очень прекрасные коллекции представлены. Действительно огромный выбор. Это я говорю как мама троих детей. Но хотелось бы заострить внимание, что же предложено для старшеклассников? И затронуть такой очень важный для многих семей вопрос – ценовой. Говорят, что можно одеть старшеклассника от 350 рублей, так ли это? Если так, то не сказывается ли это на качестве?

Цены абсолютно приемлемые

Татьяна Лугина:
Если говорить уже о подростках, я вам сейчас продемонстрирую ряд «луков», которые можно предложить для девочки-подростка. Например, если посмотреть на этот комплект, который представляет модные зауженные брючки, их можно предложить с этой удлиненной жилеткой, с этой блузкой, будет достаточно симпатично и современно смотреться.

Что касательно цены, например, этот комплект сегодня, если его весь оценить, стоит 170 рублей. Достаточно приемлемые цены. Причем по качеству, вы сами видите качество швов, качество отделки, обработки, качество исполнения. Никак не отражается в скидочные дни, что если мы предлагаем скидки, то, например, качество не соответствующее. Все, как говорится, по ГОСТам по ОСТам. Я могу предложить и такой комплект. Он, насколько я понимаю, сегодня стоит 125 рублей. А если день скидок...

Юлия Артюх:
За две вещи?

Татьяна Лугина:
Да, за две вещи. То есть абсолютно приемлемая цена. И, опять же, повторюсь, ткани все выполнены из натурального состава, то есть это хлопковая блузка и с содержанием шерсти брюки с полиэфиром.

«Сегодня у нас практически все ткани изготавливаются из импортного сырья»

Юлия Артюх:
Вопрос по сырью. Это импортное или отечественное сырье?

Татьяна Лугина:
Сегодня у нас практически все ткани изготавливаются из импортного сырья, потому что мы все понимаем, что ни хлопок не растет у нас в стране, ни шерсти нет того качества, которое необходимо, чтобы мы использовали на наших предприятиях. Но тем не менее все ткани выполнены, по крайней мере тех моделей, которые мы видели, на предприятиях текстильных, которые входят в структуру концерна «Беллегпром». Это известный наш «Камвольный комбинат», кое-какие ткани из «Моготекса» используются (могилевский) и хлопок используется барановичской хлопчатобумажной фабрики «Блакіт».

Юлия Артюх:
В условиях санкционного давления, раз сырье все-таки больше импортное, случилось ли с какими-то трудностями столкнуться?

О работе в условиях санкционного давления: «У нас не было проблем с поставками»

Татьяна Лугина:
Что касается именно сырья в части волокнистого состава, такого как хлопок, шерсть, то, в общем-то, у нас не было проблем с поставками, потому что хлопок из среднеазиатских регионов. Мы закупаем, в основном, в Узбекистане, Киргизстане, немножко в Казахстане, индийский, турецкий хлопок. Что касается химии (красители, мягчители, специальные растворы для нанесения аппретирования ткани), в этом году были кое-какие проблемы с поставщиками химии Швейцарии и Германии.

Юлия Артюх:
Как решили их?

Татьяна Лугина:
На протяжении последних лет ведется работа достаточно системная на предприятиях легкой промышленности по замещению рецептов и рецептуры с использованием химических препаратов и тех техрежимов, которые были выстроены годами за счет поставки именно европейской химии и красителей и компонентов на среднеазиатский регион. И ряд предприятий успешно с ними справляется. Уже порядка 30-40 % за два года мы нашли поставщиков химии из Турции и Индии. Да, до конца мы еще не заместили, это не такой быстрый вопрос. Это реально работа, которую необходимо делать, если мы хотим, чтобы предприятия работали.

Юлия Артюх:
Эти все прекрасные вещи производятся не только на внутренний рынок, но и для реализации за рубеж. Как там обстоят дела?

Где-то 10-15 % мы могли бы нарастить на Европейский союз

Татьяна Лугина:
Некоторые наши предприятия испытали на себе некоторые сложности выхода на европейский или американский рынки. Это наши крупные предприятия – Оршанский льнокомбинат и барановичская хлопчатобумажная фабрика. Оршанский льнокомбинат, в принципе, 33-34 % ежегодно отгружал продукции в структуре своей производственной программы на европейский рынок, порядка 18 % ежегодно допандемийного периода – это был рынок Америки. Я не могу сказать, что мы уже так ощущаем, но если по оценке экспорта, то, может быть, еще где-то 10-15 % мы бы могли нарастить при сегодняшней работе на Европейский союз.

Юлия Артюх:
Вы затронули льнопроизводство. Говорят, что из-за непогоды может быть недополучение качественного сырья.

«Наиболее оправданы инвестиции, которые были вложены в текстильную отрасль»

Татьяна Лугина:
Обеспечение льноволокном нашего Оршанского льнокомбината – конечно, этот вопрос стоит уже на протяжении последних лет. К сожалению, действительно те объемы, которые необходимы для производственной программы нашему Оршанскому льнокомбинату, мы в стране получить не можем. Мы прошли модернизацию, у нас модернизированы вторая и третья фабрики, особенно третья фабрика Оршанского льнокомбината модернизирована под качественное длинное, тонкое льноволокно, которое, к сожалению, мы у себя уже порядка нескольких лет получить не можем. Мы вынуждены покупать его из-за границы – из Франции и Бельгии.

Обсуждая с коллегами из Минсельхозпрода, которые могут дать оценку урожайности и качеству, то, по их оценке, в Могилеве в этом году хороший лен стоит, и вроде урожайность они видят хорошую, где-то, может, похуже. Но, я думаю, не будем спешить, а подождем еще август, и где-то к середине сентября мы уже будем более-менее понимать, что мы убрали и к чему нам готовиться, уже того урожая, который нам они предоставят. Будем, естественно, Оршанский льнокомбинат развивать, потому что я говорила, говорю и буду всегда говорить, что среди легкой промышленности, текстильной нашей страны наиболее оправданы инвестиции, которые были вложены в текстильную отрасль, это, конечно, наш льнокомбинат. Это гордость. Это было и будет визитной карточкой нашей страны.

Люди в материале: Юлия Артюх, Татьяна Лугина
Loading...


Что происходит на «Гродно Азот»? Юлия Артюх съездила на предприятие и поговорила с сотрудниками



Новости Беларуси. Этот завод находится под интернет-прицелом. О «Гродно Азот» то и дело распространялись фейки на все лады: то забастовка, то закрыты цеха, то продали российским олигархам. Но, как говорится, завод и ныне там, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Как обстоят реальные дела, что на «Гродно Азот» думают о санкциях и как чувствуют себя сотрудники? На одно из крупнейших белорусских предприятий отправилась Юлия Артюх.  

Юлия Артюх, политический обозреватель:
Промышленность – основа экономики любой страны. Беларусь тому пример. После распада Советского Союза нам в наследство достались крупные предприятия и заводы. И если я сейчас спрошу, какое из них флагман химической промышленности, какое можно назвать титаном этой сферы, уверена, на ум вам сразу придет «Гродно Азот».  

Юлия Артюх:
Стратегически значимый объект, градообразующий для Гродно. Здесь работают более 5 000 человек. Средняя зарплата – 2 000 рублей. Сотрудники предприятия кормят свои семьи. Таким образом, на «Гродно Азот» завязаны более 20 тысяч человек. И это 5 % жителей Гродно. Если посмотреть в экономическом разрезе, химгигант формирует городское ВВП на 30 %.  

Юлия Артюх:
Неудивительно, что год назад одной из целей для уничтожения экономики нашей страны было выбрано и это предприятие. Год назад «переживающие» сбежавшие белорусы, которые не собираются жить и растить в нашей стране детей, призывали сотрудников «Гродно Азот» к забастовкам, организовывали стачкомы и обещали золотые горы: «Только остановите работу предприятия». И плевать, что за этим последует. Голод для тысяч семей сотрудников на фоне техногенной катастрофы мог бы показаться цветочками.

Юлия Артюх:
Однако факел аварийной остановки цехов за этот год загорался не единожды. Беглые предатели каждый раз смакуют эту новость и ждут, что вот-вот рванет, их мечта сбудется. Более того, не оставляют и других попыток навредить тем, кто живет и получает заработную плату в Беларуси (в отличие от них). Тщательно протаскивали и таки протащили «Гродно Азот» в пакеты санкций на европейских сходках. И все же этого им мало. Они продолжают качать рабочих и то и дело вбрасывают информацию о забастовках, остановке предприятия или отдельных цехов.  

Юлия Артюх:
Мы, в отличие от тех, кто якобы за правду и журналистские стандарты, все же потрудились связаться с руководством предприятия и приехали, чтобы увидеть своими глазами, что же происходит в цехах «Гродно Азот».  

Почему на «Гродно Азот» остановили два цеха? Читайте здесь.  

Юлия Артюх:
В 2020 году уже была подобная ситуация, и в инфополе змагары преподносили информацию, что якобы на «Гродно Азот» забастовка, не хватает работников, привозили с других предприятий – чего только ни придумывали. Конечно, вопрос кадров, особенно на таких больших заводах, всегда на повестке. Естественную текучку никто не отменял.

Дефицит кадров на «Гродно Азот»? Спросили про вакансии у главного инженера предприятия. Читайте здесь.  

– А вы давно работаете здесь?
– Более двух лет.
– Как обстоят дела с заработной платой, все вовремя выплачивают? Устраивает ли вас уровень заработной платы здесь?
– Да, все вовремя. Уровень здесь достойный оплаты труда.
– Нравится здесь работать?
– Да, конечно.
– Бастовать не собираетесь?
– Нет.
– А в прошлом году не бастовали?
– Нет.

Санкции здесь – дело уже привычное. С 2006-го периодически работают в таком режиме. Но этот специфический западный инструмент вовсе не мешает двигаться вперед: к примеру, два года назад здесь открыли новый цех по производству азотной кислоты и жидких азотных удобрений. Каждые сутки выпускают 1 200 тонн продукции. К слову, и сейчас у «Гродно Азот» новое актуальное направление.

Подходит ли для ИВЛ кислород, который производят на «Гродно Азот»? Читайте здесь.

Юлия Артюх:
Из этого вытекает, что призыв к остановке производства – это призыв убивать не экономику. Точнее, не только ее, и уже не с косвенным умыслом, а целенаправленно бить по жизням людей. Для США же обеспечение агропромышленного комплекса (теперь еще и здравоохранения) в санкционных пакетах значится как «подрыв демократического процесса». Как и, собственно, все, что касается защиты национальных интересов нашей страны. Ничего удивительного.

Юлия Артюх:
И пока коллективный Запад рвет на себе волосы, на пару с нашими беглыми придумывая очередной коварный план всебелорусской забастовки, «Гродно Азот», как и белорусская экономика, и как тысячи, миллионы белорусов, завязанных на нее, продолжают работать еще с большим понимаем: счастье и достаток заработать можно лишь собственными руками и умом.